Писатель переломного времени

Андрея Константинова поздравляют с юбилеем товарищи по «Бандитскому Петербургу»

Писателю Андрею Константинову исполнилось пятьдесят. А фильму «Бандитский Петербург», снятому по его роману, идет уже второй десяток лет, и зрительский интерес к нему не ослабевает. Журналист Обнорский, Барон и Антибиотик давно стали народными персонажами. С юбилеем Андрея Константинова поздравили те, кто работал с ним над популярной криминальной сагой и до сих пор общается с именинником.

Андрея Константинова поздравляют с юбилеем товарищи по «Бандитскому Петербургу»

Владимир Бортко, режиссер: «Андрюха, пиши еще!»

— До «Бандитского Петербурга» я пять лет ничего не делал. И понял, что хочу снять фильм о современности и, как ни странно, о людях бизнеса. Поговорил с друзьями, Андрей Кивинов, в экранизации книг про ментов которого я принимал участие, посоветовал: «Есть замечательный парень Андрей Константинов, ты бы с ним познакомился». Я пришел к Андрею — прямо в Агентство журналистских расследований, на улицу Зодчего Росси, и поведал, что хочу снять кино на криминальную тему. Он ответил: «У меня есть книга. Почитайте». Так в моих руках оказался «Адвокат», причем на развалах я видел сколько угодно таких книг и проходил мимо. Начал читать и не мог оторваться.

Понял, что надо снимать. Это совершенно освоенный жанр, но он позволяет сделать многое. Что такое «Крестный отец»? История, которая дает возможность увлекательно рассказать о людях. Мне, правда, казалось, что денег я на фильм не найду. Но они волшебно появились — через два дня. Один бизнесмен и банк решили мне помочь.

Я снимал фильм о людях, об их делах, о времени. По жанру «Бандитский Петербург» скорее драма, а не криминальная сага. Книга Андрея позволяла мне глубоко исследовать тему, она длинная, со сложными поворотами сюжета и коллизиями. Когда есть что играть, всегда хорошо. У Андрея было что играть. Такое случается не часто с произведениями этого жанра. «Адвокат» позволял определить характер человека в экстремальной ситуации.

С актерами я определился сразу. На площадке появились Дима Певцов, его жена Евгения Крюкова и друг Алексей Серебряков. Но главным открытием стали не они, а Лев Борисов, который сыграл Антибиотика. До этого он работал лишь в эпизодах, у меня получилось увидеть, что это очень талантливый актер. Жаль, что его уже нет в живых.

Когда я приступал к съемкам, я не знал, что у фильма будет такой ошеломительный успех. И, конечно, Андрей мне очень дорог. Я желаю ему здоровья, счастья и удачи. А главное скажу: «Пиши, Андрюха, дальше. У тебя хорошо получается!»

Виктор Сухоруков, актер: «Спасибо, что не утонул»

— Поздравляю писателя с юбилеем и хочу сказать, что очень его уважаю. Ведь Андрей Константинов был одним из первых, кто открыл жанр криминальной драмы у нас в стране. История стала близка миллионам телезрителей, я в этом убедился: фильм много раз повторяли по ТВ, и к нему был неизменный интерес.

Мне повезло — я снялся в первом блоке «Бандитского Петербурга» с Дмитрием Певцовым и Алексеем Серебряковым. А играл я депутата Глазанова. Особенно хорошо запомнил сцену из седьмой серии: 17 декабря в час ночи на Черной речке меня заставили нырять три дубля в ледяную воду. Когда Бортко загнал меня туда первый раз, герой Певцова сказал: мол, плыви через реку, выживешь — черт с тобой, убивать не буду. А я в ответ: «Ну там же холодно...» Эта фраза не принадлежит Константинову, в данном случае я примазался к его славе и придумал текст от себя. Потому что там действительно было жутко промозгло.

Дубль первый. Я кричу, рыдаю, машу руками, тону... Выныриваю — лед плывет вокруг. А Бортко говорит: «Вить, давай еще раз, у тебя голова над водой торчала». Я выхожу на берег, второй дубль. Чтоб голова не торчала, я нырнул поглубже, но в итоге на поверхности были видны руки. Потому что они сами быстро всплыли вверх. Дубль третий. У меня отказывают затылок, спина, копчик, пятки, но я снова иду к черной воде. Думаю: «Эх, будь что будет!» Ныряю, хватаюсь руками за дно, считаю до пяти. Выныриваю и кричу на весь берег: «Пошли вы на...»

Потом меня еле вытащили на берег, и тут я обнаружил... багры. Я понимал присутствие «скорой помощи» и пожарников, но багры — это было чересчур, ведь ими обычно трупы вытаскивают. Я спрашиваю у съемочной группы: «А багры-то зачем?» И все злобно так захихикали. А Бортко опустил глаза: «На всякий случай».

Самое поразительное, что лечить от простуды меня предложили водкой. Но я-то совсем не пью. В итоге водку ко мне применили наружно: положили на топчан, растерли, завернули в одеяло, посадили в машину и увезли домой. Не поверите — но я даже не простудился, хотя на улице был жуткий холод.

Татьяна Буланова, певица: «Хорошо, что не выспалась»

— То время, о котором писал Константинов, было сложным, трагичным и переломным. Но в своих произведениях Андрей не описывает те дни как бесконечную черноту. Я читала роман с большим удовольствием, не раз смотрела сериал. Андрей не только талантливый писатель, но и замечательный журналист, и его Агентство журналистских расследований занимается нужным, благородным делом.

В картину «Бандитский Петербург» я попала случайно. Мы записывали альбом на студии Игоря Павлова, и в том же здании параллельно над музыкой к этому фильму работал Игорь Корнелюк. У режиссера Владимира Бортко возникла идея, чтоб песню «Чужой» спела я, хотя сначала она предназначалась какой-то другой певице. В перерыве между своими записями альбома я пришла к Игорю в студию и стала петь. Бортко почему-то меня мучил: то так просил исполнить, то по-другому. В конце концов мой продюсер сказал: «Оставьте ее в покое, пусть поет, как слышит». Этот вариант в итоге и остался в фильме.

Но Бортко посетила и другая идея: чтобы я снялась в роли ресторанной певицы и спела «Чужого» в кадре. Сначала я отказалась, у меня были гастроли, с которых я прилетала впритык к съемкам. Просила взять актрису, а голос оставить мой. Но Бортко не согласился, в итоге меня убедили. Съемки были мучительными, я совершенно не выспалась и плохо соображала, а началось все в 8 утра. Зато на них я познакомилась с Александром Домогаровым и Андреем Константиновым, а песня стала популярной, хотя мы ее нигде со сцены не исполняли.

Евгений Дятлов, актер: «Руки-ноги тряслись от счастья»

— Я очень уважаю Андрея Константинова. И даже по-доброму ему завидую. Он смог удержаться на плаву в достаточно сложное время и продолжает быть востребованным сейчас. Написать столько книг, которые раскупаются, непросто. У него судьба нерядового человека. Ведь многие из тех, кто тогда снимался, писал, был известен, быстро сгорели. Проиграли заработанные деньги в казино, умерли от алкоголизма, были даже такие, кто в тюрьму попал.

А к своей роли в «Бандитском Петербурге» я очень долго готовился. Потому что снимался в одной из сцен с самим Арменом Джигарханяном. Репетировал эту сцену я не один день, но в итоге все очень быстро закончилось. Армен Борисович вошел, что-то сказал и вышел. Вот и все. В том эпизоде у меня в партнерах был и Александр Домогаров. Вел я себя с ним ужасно нагло и считал, что мы на равных. Хотя сейчас понимаю, что оказался на площадке случайно, я тогда только начинал, а он был главным героем.

Кстати, это была одна из моих первых съемок. И хотя нам платили копейки, я был так рад, что, казалось, летал. Я был тогда неуверенным в себе артистом. И, если честно, было вообще все равно, «выстрелит» эта картина или нет. И сколько мне заплатят, было неважно. Мне нравился роман Андрея, мне было интересно поработать в фильме. Когда же услышал, что еще и режиссер «Бандитского Петербурга» сам Бортко (а я знал наизусть его «Собачье сердце»), просто обмер. Руки-ноги затряслись от счастья.

Андрей Константинов: «Главное — все делать искренне»

— Мне кажется, что книга и фильм «Бандитский Петербург» имеют успех потому, что я писал роман искренне. Нужно все делать искренне, любить читателей, любить свою Родину и творить для тех людей, кто на ней живет. А не для заработка и не для того, чтоб освоить бюджет, распилить какие-то деньги или победить на модных фестивалях. Нужно честно делать свое дело и не думать, что ты с этого получишь. Тогда и выйдет что-то настоящее.

На съемках «Бандитского Петербурга» я встретил много потрясающих людей. Мы до сих пор дружим с композитором Игорем Корнелюком, перезваниваемся с режиссером Владимиром Бортко. А актриса Наташа Круглова, которая снималась в этом фильме, стала моей женой и матерью моих детей. Мы познакомились с ней, когда Наташу утвердили на роль, перед самыми съемками.

В этом фильме я снялся в нескольких маленьких эпизодах. Не то, чтобы это была актерская игра, скорее уж работа статиста. То был случайным посетителем в баре, то «братком» за столом. Из всех эпизодов запомнил общение с Кириллом Лавровым, который играл Барона. В «Крестах» я ему рассказывал про прототипа его героя — «вора в законе» Горбатого.

И вдруг Кирилл Юрьевич говорит: «Я знаю его лично». Однажды, когда Лавров шел по улице, к нему подошел странный человек, сказал, что ценит его как актера, и дал визитную карточку, на которой было написано: «Главный эксперт по антиквариату». Оказалось, это и был тот самый Горбатый, который стал прототипом героя Кирилла Юрьевича в картине.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру