Стадионные страсти

Зенит-Арена стала стадионом для не спортивных игр

11 июля 2017 в 14:30, просмотров: 2753

Кубок конфедераций-2017, который только что провела страна, в очередной раз привлек пристальное внимание к стадиону на Крестовском острове. И пока питерские болельщики искренне переживали, как поведет себя их новое футбольное поле под ногами звезд мировой величины, городские власти, похоже, больше заботились о том, чтобы использовать удобный информповод в своих целях.

Стадионные страсти
фото: ru.wikipedia.org

После слов защитника сборной Португалии Луиша Нету, который охарактеризовал новый газон Зенит-Арены словами «Поле в хорошем состоянии, оно стало значительно лучшего качества», наверное, все, кто причастен к сдаче главного питерского стадиона, ставшего самым дорогим спортивным сооружением в мире, облегченно выдохнули. Ведь еще совсем недавно питерцы, которые 10 лет следили за тем, как развиваются события вокруг этого амбициозного проекта, вообще сомневались, что он будет завершен. «В Москве есть Царь-колокол, который не звонит, и Царь-пушка, которая не стреляет. В Питере, чтобы не отставать, построили Царь-стадион», - потешались интернет-тролли.

Сроки сдачи стадиона намечались и переносились бесчисленное количество раз. В самом начале строительства, в августе 2007 года, Валентина Матвиенко, бывшая тогда губернатором Санкт-Петербурга, надеялась, что футбольный клуб «Зенит» сыграет свой первый матч на новом стадионе уже в марте 2009 года. В 2008 году у президента ФК «Зенит» Александра Дюкова уже появилось опасение, что арена не будет сдана в эксплуатацию раньше 2010 года. В 2010-м стало понятно, что нужен еще как минимум год. В 2011 году у заказчика вдруг возникли к строителям абсолютно новые требования, за счет чего сдача объекта снова сдвинулась. И так - из года в год. В конце концов, когда 22 апреля 2017 года «Зенит» сыграл свой первый матч на новом стадионе (питерский клуб принял у себя «Урал» в рамках 24-го тура чемпионата России), стало понятно, что качество футбольного поля не соответствует тому, чего от него ждали.

На заказчика строительства Зенит-Арены — а это, напомним, власти Санкт-Петербурга - который занимался тем, что отбирал госконтракты у одних подрядчиков и отдавал их другим, более близким к городу, обрушился шквал критики. Городу пришлось принимать экстренные меры, ведь ожидалось, что еще один матч чемпионата России между «Зенитом» и «Краснодаром» должен состояться 17 мая на новом стадионе. Его спешно перенесли на стадион «Петровский». Но это не отменяло возможного грядущего скандала на Кубке конфедераций.

И вот Луиш Нету плеснул бальзама на души чиновников, которые замерли в ожидании оценки по сути не столько качества самого поля, сколько их личного умения спасти ситуацию. Сборная Португалии тогда обыграла команду Новой Зеландии со счетом 4:0.

Но на случай критики городские власти предприняли упреждающие действия. Чем еще можно объяснить ряд публикаций определенной направленности, которые с завидной регулярностью появлялись аккурат вперед началом Кубка и в самый его разгар?

Но тут нужно еще немного предыстории. В июле 2016 года комитет по строительству Санкт-Петербурга расторг три контракта с группой компаний «Трансстрой» на строительство нового стадиона. Обе стороны обратились в суд. «Трансстрой» потребовал признать расторжение контрактов незаконным. А администрация города заявила, что для этого у нее были законные основания. В результате, достройку стадиона завершала компания «Метрострой», которая контролируется городом. И, судя по отзывам все того же Криштиану Роналду, да и по отзывам побывавших на стадионе болельщиков, выложивших в Сети фотографии, считать ее работу полностью завершенной сложно, есть существенные недоделки.

Дошло до того, что суд начали подозревать в излишней лояльности к бывшим строителям. Дело в том, что в судебной тяжбе между Смольным и «Трансстроем» у строителей возникла необходимость доказать надлежащее исполнение условий контракта. Доказать это возможно зафиксированными нотариусом фактами выполнения отдельных видов работ. По данному заявлению нотариус в августе 2016 года их заверил, и это было предъявлено суду. Однако Комитет по строительству Петербурга протокол нотариуса обжаловал. У юристов Комитета возникло сомнение, что за 6 часов нотариус смог провести осмотр, да еще и самостоятельно, не привлекая к этому специалистов. Иными словами, суду были высказаны сомнения, что раз нотариус не специалист в строительстве, то вряд ли может понять, построено там что-то или нет. Конечно, тот факт, что нотариус далеко не наивный ребенок, которого легко обмануть, никого не смутил, да и в целом его задача просто фиксировать, например, наличие материалов и монтажа. Судьи, которые ведут споры между Смольным и «Трансстроем», приняли этот протокол, как того и требует закон. Но адвокаты, защищающие власти города, тут же начали намекать, мол, протокол сфальсифицирован. И что Арбитражный суд теперь, якобы, не знает, как поступить с этим документом. Особенно их возмутила формулировка «Нотариус установил обстоятельства...».

Дескать, суд теперь «растерян»: может, отложить рассмотрение дела, пока заказчик пытается этот протокол оспорить и отменить в суде общей юрисдикции?

Но в Президиуме Санкт-Петербургского городского суда приняли решение отказать Комитету по строительству и не стали рассматривать заявления об отмене нотариального действия. Тут же в прессе появился новый комментарий от коллегии адвокатов, представляющей в суде интересы правительства города, сводящееся к тому, что суд почему-то фальшивку принял, но мы все равно ее разоблачим.

Что это? Попытка повлиять на судей, которые осмелились выразить свое объективное отношение к делу и стараются во всем разобраться? И вот что интересно. Юридические услуги, очевидно, оплачиваются за счет городского бюджета, а налоги в городской бюджет платят горожане. Вопрос: вы их платите для того, чтобы адвокаты властей постоянно интерпретировали по-своему нормы права или воспитывали судей, занятых в очень непростом и набившем оскомину деле, в победе в котором они крайне заинтересованы? Или вы хотите, чтобы на ваши деньги в городе строили новые станции метро, дороги, детские сады и поликлиники?

Ответ совершенно очевиден.

И еще один пример. Спустя год после разрыва договоров подряда было вынесено решение по одному из трёх «трансстроевских» контрактов. В нем суд признал расторжение контрактов состоявшимся фактом. И как это интерпретировали адвокаты Комитета по строительству? Они тут же выпустили радостный пресс-релиз о своей победе. Да только вот при более внимательном изучении решения суда оказалось, что тот установил: подрядчик не нарушал условий контракта, оснований для его расторжения у комитета не было, город злоупотребил своим правом и теперь «Трансстрой», согласно статье 717 Гражданского кодекса, имеет право требовать возмещения убытков.

Сам факт разрыва заказчика с подрядчиком суд оценил так: у заказчика действительно есть законное право в любой момент расторгнуть договор. Только на стадионе город сделал это без всяких оснований и ещё остался должен строителям.

Похоже, что пресс-релизы, публикации в СМИ и записи адвокатов города в блогах суд не посчитал серьезными «доказательствами».

Так или иначе, суд, как говорится, и сам разберется.

Петр Самойлов





Партнеры