Джеймс Кеннет Гэлбрейт: «Война убивает все мечты»

Знаменитый американский экономист рассказал, почему развалился СССР, а в США избрали Трампа

11 апреля 2017 в 12:37, просмотров: 744

В марте в Москву и Петербург приезжал известный экономист и сын личного советника президента Кеннеди Джеймс Кеннет Гэлбрейт. В числе прочего он участвовал в презентации книги «Гэлбрейт: возвращение», выпущенной под общей редакцией известного петербургского экономиста Сергея Бодрунова, и прочитал лекцию.

Джеймс Кеннет Гэлбрейт: «Война убивает все мечты»
Фото: financialfamily.ru

Бестселлер от самого высокого экономиста

Книгу «Гэлбрейт: возвращение» представили в рамках Форума Международного комитета Вольного экономического общества России. Она приурочена к 50-летию выхода экономического бестселлера Джона Кеннета Гэлбрейта «Новое индустриальное общество». Гэлбрейт был другом семьи Кеннеди, а заодно и личным советником американского президента. А еще его называли самым высоким экономистом всех времен. И, кстати, вполне заслуженно, ведь рост Гэлбрейта был 2 метра 7 сантиметров. Впрочем, прославился он вовсе не этим. Популярность Джону принесла его идея о том, что свободного рынка уже давно не существует. Его подмяли под себя крупные корпорации и большой бизнес, которые вертят как хотят даже потребителем. А раз так, то государству стоит забыть теорию о том, что в рынок вмешиваться ни в коем случае нельзя, и заняться планированием и координацией основных процессов в экономике.

— Сегодня мир убеждается, что многие идеи Джона Кеннета Гэлбрейта живы, они правильные, они дают толчок для осознания сегодняшней ситуации и понимание, что происходит в мире. Это был не человек только лишь науки, это был человек действия в науке, действия в общественном пространстве. Джон Кеннет Гэлбрейт выступал борцом за мир. Он выступал с позиции научного осмысления необходимости нахождения консенсуса, конвергенции систем, общего понимания мирового цивилизационного развития, — сказал на презентации книги президент Вольного экономического общества России, директор Института нового индустриального развития им. С. Ю. Витте Сергей Бодрунов.

Книга «Гэлбрейт: возвращение» — это заочный диалог российских ученых с Джоном Гэлбрейтом и его идеями.

— Приглашая меня в Россию, профессор Бодрунов в своем письме написал, что считает идеи моего отца актуальными и по сей день, — отметил Джеймс Кеннет Гэлбрейт. — И нам нужно переоценить их с точки зрения нынешней ситуации в мировой экономике. Я считаю, что он абсолютно прав в этом.

«МК» в Питере» публикует самые интересные фрагменты выступления Джеймса Гэлбрейта.

О прогнившей двери

— Для меня большая честь присутствовать на этом мероприятии, посвященном памяти моего отца и его работе. В частности, книге «Новое индустриальное общество», которая была опубликована 50 лет назад. Во многом это был шедевр отца, его самое важное произведение, посвященное экономической теории. Несколько дней назад на Санкт-Петербургском экономическом конгрессе кто-то сказал, что 50-летие выхода этой книги в свет можно сравнить со 150-летием выхода «Капитала» Карла Маркса или 100-летием Октябрьской революции. Спасибо, конечно, за такое сравнение, знаю, что отцу оно бы понравилось. Когда он начинал писать «Новое индустриальное общество», то действительно собирался произвести революцию в экономике как науке. Он всегда говорил, что революция — это когда ты вышибаешь прогнившую дверь. А в конце 60-х годов многие считали, что доктрины классической и неоклассической экономики действительно полностью прогнили. И их, как испорченную дверь, нужно было вышибить и заменить новыми. В итоге все получилось не совсем так, как думал отец. Выход книги «Новое индустриальное общество» спровоцировал не революцию в экономике, а контрреволюцию. В результате мы увидели, что появилась новая и даже более агрессивная классическая и неоклассическая экономика, которая утверждала святость свободного рынка, святость потребителя. Другими словами, дверь была действительно прогнившая, но оказалось, что она была надежно забаррикадирована изнутри Маргарет Тэтчер, неолиберализмом и т. д. И к тому моменту, когда мой отец сошел со сцены, его книга уже была недоступна в США. Мне лично пришлось приложить усилия, чтобы переиздать «Новое индустриальное общество».

О развале СССР

— Сила хорошей экономики заключается вовсе не в каких-то волшебных свойствах свободного рынка. А в том, что некие коллективные организации, которые управляют технической, финансовой, маркетинговой стороной эффективного производства, действуя в обстановке внешних сдерживающих факторов, работают не только ради собственного блага (как утверждают консервативные экономисты), а вынуждены обращать внимание и на интересы общества — профсоюзов, потребителей, движений по защите окружающей среды. Постулаты той консервативной экономики, против которой выступал мой отец (имеется в виду в том числе невмешательство государства в так называемый свободный рынок. — Ред.), уже неприменимы сегодня, они потеряли свою актуальность. Мы действуем в меняющемся мире, и наши идеи должны трансформироваться по мере того, как меняется мир. Например, с этой точки зрения проблема в Советском Союзе заключалась не в отсутствии свободного рынка, а в том, что система производства была недостаточно гибкой. Из-за этого все и рухнуло, когда наступил так называемый свободный рынок. После этого было 10–15 лет тяжелого времени, когда шло раздробление страны. Внешние силы тоже приложили к этому руку. Вы все это прекрасно знаете.

О миллиардерах и равенстве

— Когда рынок захватывает контроль над государственной машиной — это признак не прогресса, а упадка. Нельзя допускать, чтобы правительство, с одной стороны, было демократическим, а с другой стороны — небольшая группа миллиардеров или отставных генералов всем заправляли. В хорошем обществе должна быть определенная степень равенства, баланса.

Об американской экономике и победе Трампа

— В период правления президента Рональда Рейгана в США была очень высокая процентная ставка, что привело к развитию финансового сектора. В связи с этим появилась возможность сформировать новые корпоративные структуры, специально направленные на то, чтобы развивать технологический сектор. Благодаря независимому финансированию инженеры, разработчики смогли использовать капитал, который находился в их власти, и обеспечивать появление новых технологий для индустриального сектора. Но появление глобальных финансов происходило в основном на Восточном побережье США, в Нью-Йорке, а информационных технологий — на Западном побережье, в Калифорнии, в штате Вашингтон. А внутренняя часть страны, Средний Запад, оказались в состоянии экономического упадка.

Старые индустриальные корпорации были вынуждены каким-то образом реагировать на создавшееся положение. Но они оказались не очень-то приспособлены для выживания в этих новых условиях, когда, например, начался процесс офшоризации и так далее. В результате мы сегодня имеем то, что имеем. Все знают, что произошло на последних президентских выборах в США, когда профессионалы, которые живут на Восточном и Западном побережье, оказались по одну сторону баррикад, а по другую — все эти депрессивные районы — центральные, средние Штаты, глубинка страны. Можно сказать, произошло восстание средней Америки, которое закончилось избранием Дональда Трампа.

О мире во всем мире

— Если не будет мира, то не получится вообще ничего. Чтобы страны работали эффективно, должна быть открытая дискуссия, уважение к целям и требованиям друг друга. Война убивает все мечты и возможности. В сегодняшнем мире мы все взаимосвязаны тесней, чем когда-либо. И мы сейчас находимся в очень опасном положении. Нам необходимо преодолеть недоверие друг к другу, научиться понимать, что у каждой страны есть суверенное право самостоятельно решать свои проблемы.

Мой отец впервые начал работать с вашей страной еще в мае 1945 года, когда он встретился с представителями Красной армии в Берлине. В Россию он приехал значительно позже — в 1956 году. Насколько я знаю по рассказам родителей, они обсуждали с президентом Кеннеди возможность приезда моего отца в вашу страну в качестве посла. Так что могло получиться так, что я бы вырос в России. Почему Кеннеди хотел сделать отца послом в СССР? Потому что он прекрасно помнил, как Джон Гэлбрейт отговаривал его от войны во Вьетнаме в 1963 году. И генеральный секретарь Никита Хрущев очень хорошо понимал, что это было направлено на то, чтобы положить конец холодной войне. Сейчас мы знаем, что в итоге этого не получилось. Но позиция моего отца по данному вопросу всем известна.

Известные цитаты Джона Гэлбрейта:

- «Я за прагматичные действия. Если работает рынок, то я за него. Если необходимо вмешательство правительства, то я также поддерживаю это».

- «Я крайне подозрительно отношусь к тем, кто говорит, что они за приватизацию или государственную собственность. Я всегда поддерживаю то, что работает в данном конкретном случае».

- «Политика не является искусством возможного. Она представляет собой выбор между ужасным и неприятным».

- «Не вызывает сомнения тот факт, что сейчас корпорации взяли на себя основной процесс управления».

- «Представ перед выбором между изменением собственного мнения и поиском причины не делать этого, практически каждый останавливается на втором».

Кстати

Помимо Джеймса Гэлбрейта и Сергея Бодрунова, на презентации книги «Гэлбрейт: возвращение» выступили:

- действительный член Сената ВЭО России Георгий Цаголов,

- известный политический и общественный деятель, дипломат Валентин Фалин,

- вице-президент ВЭО России Юрий Якутин,

- директор форума стран Центральной Азии, профессор Кембриджского университета Сидхарт Саксена,

- профессор Университета Висконсин-Милуоки Джефри Соммерс,

- заместитель заведующего лабораторией по изучению рыночной экономики экономического факультета, профессор МГУ имени М. В. Ломоносова Андрей Колганов.




Партнеры