Анатолий Алябьев: «Нужны жесткие слова и меры»

Двукратный олимпийский чемпион — об итогах биатлонного сезона

31 марта 2017 в 17:43, просмотров: 1929

Российские биатлонисты завершают сезон в Увате. В чемпионате страны приняли участие практически все сильнейшие спортсмены за исключением приболевших и получившего право на заслуженный отдых Антона Шипулина. В зачете Кубка мира он занял второе место, уступив лишь французу Мартену Фуркаду. Увы, ожидаемого прорыва на пьедестал в пред­олимпийском сезоне российские биатлонисты не совершили. На чемпионате мира в Хохфильцене они довольствовались золотом в мужской эстафете и бронзой в смешанной. На этапах Кубка мира провалов было куда больше, чем подиумов.

Анатолий Алябьев: «Нужны жесткие слова и меры»
Фото youtube.com. Кадр из рекламного ролика

Как водится в таких случаях, начался поиск ответов на два вечных русских вопроса: «Кто виноват?» и «Что делать?». В общем критическом хоре взвешенностью суждений выделяется двукратный олимпийский чемпион 1980 года Анатолий Алябьев.

После окончания Военного института физической культуры он остался в родном вузе, защитил кандидатскую диссертацию и стал профессором, начальником кафедры лыжной подготовки и ускоренного передвижения. В 90­е годы участвовал в подготовке сборной России к Олимпиадам и чемпионатам мира. Сейчас является членом Совета Союза биатлонистов России и вице­президентом Федерации биатлона Петербурга. О болевых точках российского биатлона с Алябьевым побеседовал коррес­пондент «МК» в Питере».

Что позволено Шипулину...

— Заслуживают ли наши биатлонисты той огульной критики, которая обрушилась на них сейчас?

— Мне кажется, нужно разобраться в причинах неудачных выступлений в последние годы. Хотя за нынешний сезон мужской сборной можно поставить четверочку с минусом. Где-­то 3,75. Здорово, что завоевали золото в эстафете на чемпионате мира, да и в бронзе смешанной команды главная заслуга принадлежит парням. Соглашусь с главным тренером мужской сборной Рико Гроссом. Подводя итоги прошлого сезона, немецкий специалист обратил внимание на разобщенность команды. Если бы готовились все вместе, а не конкурировали за право поехать на тот или иной этап Кубка мира, результаты могли быть другими. Той же позиции придерживается и Александр Тихонов, который резче других критикует сегодня наших биатлонистов. Только у лидера сборной Антона Шипулина иной взгляд. Он настаивает на индивидуальной подготовке и своими результатами доказывает право на жизнь такого подхода. Но, что позволено Шипулину, не подходит для Бабикова и Цветкова. Они в конце сезона были просто вымотаны. Разговаривал с ними и слышал из первых уст жалобы на усталость. Уверен, при подведении итогов сезона нужно разложить по полочкам все этапы подготовки и не допускать ошибок в олимпийском сезоне.

— Будут ли давить на наших биатлонистов повышенное внимание со стороны болельщиков и уже обозначенные руководством СБР медальные планы?

— Сам Гросс, приходя на работу в сборную России, говорил о двух золотых и двух серебряных медалях в Пхенчхане. Вряд ли он теперь откажется от этих планов. Спортсмены же должны справляться с любым давлением, без этого чемпионами не становятся.

— На Александра Логинова, вернувшегося в сборную после дисквалификации за употребление допинга, оказывается двойное давление…

— Этот парень выдержит и еще себя покажет! Вся эта травля со стороны зарубежных спортсменов, конечно, сказывается. Хотя Логинов за свои грехи срок наказания отбыл и имеет полное право выступать на международных соревнованиях наравне со всеми.

«Малышко поймал «звездняк»

— Олимпийский чемпион Сочи в эстафете и в недавнем прошлом капитан мужской сборной Дмитрий Малышко снова не смог выйти на прежний уровень…

— В какой-­то момент после Олимпиады Дима поймал «звездняк». Такое случается после больших побед. Потом опустился с небес на землю, но показать свой уровень в нынешнем сезоне не сумел. Дима очень переживает. Мы с ним беседовали еще осенью, и я тогда сказал нашему олимпийскому чемпиону: «Главное — включи голову!» Мне кажется, Малышко больше других подвержен психологическому давлению. Очень хочет выиграть, но не получается. Для Дмитрия сейчас самое важное — вернуть уверенность в себе. Тем более что его могут не взять на централизованную подготовку в сборную. На этапах Кубка мира он не показывал достойных результатов, а чемпионат России пропустил из­за болезни.

— В Увате золото в спринте завоевал Алексей Слепов, который в минувшем сезоне стал бронзовым призером чемпионата Европы, без промахов пройдя все четыре огневых рубежа. Верите в его перспективы?

— На Леху я всегда надеялся. Он долго болел и трудно набирал форму. Слепов приезжал ко мне домой, и мы с ним откровенно беседовали обо всем. Пытался внушить Алексею, что он умеет стрелять. У него очень подвижная нервная система, что создает проблемы с концентрацией на огневом рубеже. При этом Слепов — настоящий фанат, такой же, как Шипулин. Он постоянно ищет какие­то новые подходы и на тренировках, и на соревнованиях. Я бы не сбрасывал его со счетов в олимпийском сезоне.

— Выступление мужской сборной вы оценили на 3,75 по пятибалльной системе. Сколько же заслуживает женская?

— Даже ниже, чем 2,5. Для меня просто удивительная картина. Весь сезон тренеры обещают вывести девчонок на пик формы к чемпионату мира. В результате не на Пик Коммунизма выводят, а в Марианскую впадину бросают. И не первый же год так! Возможно, и впрямь нужно поблагодарить тренерский штаб женской сборной за эксперименты и подумать о том, кого пригласить на замену. И для начала нужно разобраться с обстановкой внутри Союза биатлонистов России. Там между различными группировками давно идет мышиная возня, а президент СБР Александр Кравцов предпочитает не вмешиваться в тренировочный процесс. Да и человек он занятой, не всегда может уделить внимание биатлону.

— В последние годы тренеров тасуют, как колоду карт, а результатов у наших биатлонисток как не было, так и нет…

— Безусловно, и сами спортсменки должны отвечать за результат. Это же не перворазрядницы какие­то, а сборницы! Мне жаль, что отстранили от работы с командой Валерия Медведцева. Он может кому­то нравиться, кому­то нет, но парень­то умный. Да, со своим мнением, но это не должно быть поводом для отстранения от команды.

— Много разговоров сейчас о том, что тренерам сборной, получившим посты едва ли не сразу же после завершения карьеры, элементарно не хватает теоретических знаний…

— Правильно говорят. Наших тренеров нужно сажать за парты, чтобы они по крайней мере освежили свои знания. Еще одна проблема в том, что штудировать придется советские методические пособия. Новых в последнее время никто не написал. Хотя не стоит огульно обвинять тренеров. Работает же творчески личный тренер Шипулина, каждый год что­то новое находит. И лидер сборной предпочитает готовиться к сезону индивидуально.

— Не пора ли закончить истерию в прессе и перейти к спокойному анализу ситуации?

— Свое слово должен сказать тренерский совет, который соберется для подведения итогов сезона. Там должны прозвучать все мнения, в том числе нелицеприятные. Действительно, нужно спокойно проанализировать допущенные ошибки. Вопросов­то много накопилось! И очень важно, чтобы свое веское слово сказал президент СБР Кравцов. Сейчас нужны жесткие слова и жесткие меры.

«В русскую рулетку с допингом никто не играет»

— Можно ли сейчас со стопроцентной уверенностью утверждать, что российские биатлонисты «чистые» и никакой Макларен не сможет бросить в них пробирку?

— После всего, что случилось, вряд ли кто­то станет рисковать и играть в русскую рулетку: поймают — не поймают. Без фармакологических препаратов для восстановления сердечной мышцы в циклических видах спорта не обойтись. Просто контроль за тем, чтобы препараты были разрешенные, должен быть очень тщательным и со стороны врачей, и со стороны тренеров, и со стороны спортсменов. Ведь обвинения в адрес российских биатлонистов имели под собой основания.

— Как же биатлонисты вашего поколения побеждали без допинга?

— У нас тщательно следили за рационом питания. Постоянно использовали орехи, мед, изюм. Тихонов привозил откуда-­то из сибирской глубинки чудодейственное мумие и угощал всех партнеров по сборной. Принимали, конечно, инозин. Японский препарат, аналог рибоксина. После больших нагрузок это было лучшее средство для восстановления.






Партнеры