Не сумели накормить Россию!

Известную компанию, которая собирала деньги с пенсионеров, разоблачает ее бывший юрист

15 февраля 2017 в 15:25, просмотров: 1030

История «Семейного капитала» началась в 2011 году. Его босс, бизнесмен Игорь Белоусов обещал, что на паевые взносы, в том числе петербуржцев, будет развивать в стране сельское хозяйство. Пайщики поверили и принесли Белоусову свои накопления. Все закончилось тем, что кооператив «Семейный капитал» объявили банкротом и возбудили уголовное дело. Но это не помешало предпринимателю организовать новую структуру, которая сейчас вновь собирает с горожан деньги.

Не сумели накормить Россию!
Фото zebra-tv.ru, 3 апреля 2015 и sk-npo.ru

Планов громадье

«От зернышка до прилавка» — так поэтично основатели «Семейного капитала» объясняли принцип работы своего кооператива. Если совсем просто, то люди приносили им деньги под большой процент (сейчас это около 15 процентов годовых. Для сравнения, в банках дают в среднем 5 процентов).

— Чаще всего это были пенсионеры, — рассказывает Александр Шикин. До декабря прошлого года он работал юристом в ООО «УК «Семейный капитал». Эта компания занимается юридическим сопровождением деятельности всей «корпорации» Игоря Белоусова. — Кто-то приносил 300 тысяч рублей, кто-то миллион. Компания обещала вкладывать эти деньги в развитие собственных ферм, коровников, молокозаводов, магазинов. Руководители кооператива говорили, что у них создана целая вертикаль, которая якобы позволяет контролировать весь процесс производства продуктов и их доставки потребителю. Они сами заготавливали корма, которыми кормили коров. Те давали молоко, его потом перерабатывали на молокозаводе и через собственную логистическую сеть доставляли в продуктовые магазины «Семейный капитал». Реализовывая эти продукты, кооператив и получал прибыль. По идее, с нее-то он и должен был выплачивать своим пайщикам проценты по их взносам. Возможно, какое-то время эта система действительно работала.

На сайте «Семейного капитала» указано, что в кооператив входят карельские агрофирмы «Тукса» и «Возрождение Салми», Медвежьегорский молокозавод, петербургский завод по разделке и переработке мясной и рыбной продукции «Меркурий» и другие компании. Белоусов всячески намекал, что работать у него — одно удовольствие. В своем блоге в Интернете он писал, что зарплата у доярок и свинарок на его фермах будет достигать 80 тысяч рублей. «После этого мы уже забудем о том, что молодежь убегает из деревни в город. Нам останется только в каждой деревне создать свой соцкультбыт и дать возможность получить те же услуги, что и в городе», — делился своими проектами по возрождению села предприниматель. Деревенские продукты поступали в 34 петербургских магазина «Семейного капитала», в которых пайщики могли отовариваться со скидками (плюс больше 30 точек было в Карелии). Планировалось, что к 2015 году в Питере откроется еще 100 магазинов. Белоусов обещал, что там будут продавать «рыбу из Ладоги, овощи, фрукты, консервы и салаты». А потом в один момент все рухнуло...

Куда исчезли три миллиарда?

В 2016 году пайщики (а их около 20 тысяч человек) узнали, что у кооператива большие проблемы. В августе Арбитражный суд Петербурга признал КПК «Семейный капитал» банкротом. Оказалось, что у него огромные долги — около трех миллиардов рублей, оплачивать которые якобы не из чего. Однако Александр Шикин уверен: на самом деле деньги были.

— Однажды ко мне попали документы, в которых было указано, что КПК «Семейный капитал» по договору займа под проценты перечислял деньги другим компаниям, — говорит Александр. — Я посмотрел список этих фирм и увидел, что в числе их учредителей значатся либо жена Игоря Белоусова Галина Васянович, либо его сын Алексей. Средства переводились огромные: по моим подсчетам, около трех миллиардов рублей. Я должен был на всех этих документах проставить ответ, что, согласно данным нашей бухгалтерии, эти деньги КПК были возвращены. Когда я спросил, правда ли это, мне ответили: «Неважно. Главное, ты напиши, что средства перечислены». Вот такая схема вывода денег... К сожалению, у меня не получилось сфотографировать эти документы, все-таки я работал в общей комнате, на глазах у своих коллег.

«МК» в Питере» пытался дозвониться до «Семейного капитала», чтобы получить комментарий по поводу якобы выведенных трех миллиардов рублей. Но телефоны кооператива не отвечали, как и номер председателя правления «Семейный капитал» Наталии Верховой...

На голодном пайке

Тем временем все питерские магазины «Семейный капитал. Продукты» вдруг быстро закрылись, а агрофирмы и заводы оказались при смерти. Например, одна из работниц агрофирмы «Тукса» (она попросила не называть ее фамилию) рассказала «МК» в Питере», что проблемы начались еще в 2015 году, когда сотрудникам вдруг стали задерживать зарплату.

— С нами не расплатились до сих пор, — говорит женщина. — Знаю, некоторым не выплатили зарплату даже за октябрь. Люди выживают только благодаря огородам. Да еще в магазинах нам дают продукты в долг. Но страдают не только люди, но и животные. Из-за срыва поставок кормов мы боялись, что нам будет нечем кормить стадо. Эти проблемы руководство «Семейного капитала» объясняло тем, что нет денег. Сейчас с нами уже никто не разговаривает и к нам не приезжает: ни Игорь Белоусов, ни Наталия Верхова (председатель правления кооператива «Семейный капитал»). Наверно, потому что знают: люди их съедят.

Зарплаты задерживают и сотрудникам Медвежьегорского молочного завода. А агрофирма «Возрождение Салми», похоже, и вовсе закрылась. По крайней мере, когда корреспондент «МК» в Питере» попыталась дозвониться до фермы по телефону, указанному на сайте кооператива, трубку взяла женщина, которая сообщила, что вообще не слышала ни о каком «Возрождении». На остальных предприятиях, принадлежащих «Семейному капиталу», и вовсе никто не взял трубку.

Многие питерские пайщики ничего не знали о проблемах на заводах и фермах «Семейного капитала», а потому искренне надеялись «вытащить» свои деньги из кооператива.

— Я постоянно встречал в коридорах нашего офиса разозленных пайщиков, — рассказывает Александр Шикин. — С некоторыми даже разговаривал. Люди жаловались, что внесли пай и своих денег больше вообще не видели. Однажды я не выдержал и сказал: «Скорее всего, и не увидите. Идите в суд». Но и там добиться справедливости непросто. В «Семейном капитале» было создано специальное юридическое подразделение, которое занималось тем, что отбивалось от пайщиков.

«МК» в Питере» попытался связаться с юристами из этого отдела. Одна из них уже уволилась из компании, но рассказывать об обманутых петербуржцах все равно не захотела. «А зачем мне это надо? — сказала она. — Я воздержусь...»

Они «выстояли»

После банкротства в кооперативе предложили пайщикам не паниковать, а перейти в другую организацию — некоммерческое потребительское общество с тем же названием «Семейный капитал». Многие питерцы, все еще на что-то надеясь, послушались. И, похоже, «попали» окончательно, ведь вытащить деньги из НПО не менее сложно.

— Законом о потребительской кооперации предусмотрено, что возврат денег идет только через шесть месяцев после того, как его одобрит общее собрание, — рассказывает Александр Шикин. — Но для этого оно должно сначала хотя бы собраться! Вот только никому из пайщиков об этом не рассказывают.

Зато в группе кооператива «Вконтакте» рассказывают о том, что «мы выстояли, несмотря ни на что. Сейчас кооператив находится на стадии активного восстановления» и завлекают новых «клиентов», обещая им 11 процентов годовых. А еще — скидки в нескольких небольших магазинах, которые якобы заключили договор с «Семейным капиталом». Их список есть на сайте кооператива. Корреспондент «МК» в Питере» позвонила в один из магазинов.

— Никакого договора с «Семейным капиталом» мы не заключали, — рассказали там. — Этот кооператив без нашего согласия просто включил наш магазин в свой список. Мы уже звонили им, требовали убрать нас оттуда. Но все без толку...

МК-мнение

Преступника нет

Около года назад одной пайщице «Семейного капитала» все-таки удалось добиться возбуждения уголовного дела по статье «Мошенничество» против «неустановленных лиц, действовавших от имени «Семейного капитала». Но петербургские юристы не очень-то верят, что из этого что-то получится.

— Уголовное дело было возбуждено РУВД Невского района, в том числе благодаря прямым знакомствам адвокатов заявительницы со следователями, — говорит представитель нескольких пайщиков, юрисконсульт Филипп Кучеровский. — Фактически состава преступления тут нет. Все пайщики дееспособные, значит, доказать инкриминируемый состав по 159 УК РФ («Мошенничество») не представляется возможным. Тем более что дело возбуждено в отношении неопределенного круга лиц и вернуть деньги потерпевшим все равно не получится, так как нет преступника. В будущем НПО, так же как и КПК, скорее всего, признают банкротом и спишут все долги. А денежные средства в виде наличности, движение которых невозможно отследить, улетучатся.




    Партнеры