Как петербуржцы защищают английскую королеву

Биг-Бен, резиденция королевы Великобритании, а еще станция «Восток» в Антарктиде, Эрмитаж и Третьяковская галерея — эти объекты охраняют с помощью техники, которую делают в Петербурге

3 ноября 2016 в 13:19, просмотров: 1355

Исполнительный директор компании Михаил Левчук рассказал «МК» в Питере», почему российские системы безопасности покорили мир… благодаря бандитам 90-х годов.

Как петербуржцы защищают английскую королеву
Фото предоставлено компанией

Преступники-интеллектуалы

1993 год. В Москве — митинги, неразбериха, штурм «Останкино» и расстрел Белого дома. Примерно в это же время в Петербурге собрались несколько ученых из Санкт-Петербургского государственного технического университета (бывшего Политеха), чтобы решить, как им жить дальше. Все-таки на вузовскую зарплату, которая к тому же выплачивалась нерегулярно, семью было не прокормить. Посовещавшись, ученые решили открыть компанию, которая производила бы системы безопасности. Сначала они разработали охранный датчик, который регистрировал движение человека внутри помещения и таким образом «вычислял» вора, и предложили его милиции. Той понравилось. Следующими клиентами стали охранные предприятия, потом рядовые жители, а спустя почти 20 лет — и королева Великобритании.

— Сейчас российские системы безопасности котируются и ценятся во всем мире примерно так же, как русский балет или оружие, — говорит Михаил Левчук. — В 90-х годах многие люди потеряли работу. И тогда же резко возросло число квартирных краж, нередко осуществлявшихся людьми с высшим, в том числе техническим образованием. Это одна из причин, почему наши преступники оказались куда квалифицированнее и хитроумнее, чем западные — они используют всякие нестандартные приемы. И мы, чтобы противостоять им, были вынуждены постоянно улучшать свою охранную технику. Недавно вот обсуждали с коллегой-французом технический параметр их охранной системы. Я сказал ему: «Если поставить вот здесь конденсатор, то ваша техника перестанет работать». А он ответил: «Миша, если человек знает, что такое конденсатор, то он не будет заниматься кражами». Во Франции, может, и не будет, а у нас — не факт. Все-таки в России преступники далеко не дураки или неучи.

Как зэки помогли Эрмитажу

С «преступниками — не дураками» питерские ученые сталкивались лично, когда в конце 90-х годов тестировали свои системы безопасности. Например, работу датчиков разбития стекла проверяли с помощью «домушников», отбывавших срок в одной из зон Новосибирска.

— Нам привезли двоих ребят, таких в фуфаечках, и сказали им: если сможете залезть в окно, не потревожив систему безопасности, вернетесь на зону с двумя пачками чая. Те согласились, — рассказывает Михаил Левчук. — Мы установили российские, американские и израильские датчики и запустили «домушников». Один из них взял газету, намочил ее, приложил к стеклу и, дождавшись, пока она примерзнет — а на улице было минус 30, — аккуратно надавил фуфаечкой. Стекло треснуло, но благодаря хитрости зэка ни один из осколков не упал на землю, а значит, шум был минимальный. В итоге импортные датчики не сработали, а вот отечественные, среагировав уже на прогиб стекла, смогли обнаружить факт взлома. Кстати, датчики разбития стекла, наподобие тех, что были проверены домушниками, стоят, например, в Эрмитаже или Третьяковской галерее. Они следят в том числе и за повреждением витрин. А еще там установлены датчики движения, которые моментально реагируют на любой «несанкционированный» шаг. Обмануть их нельзя (как, например, инфракрасные датчики, которые «видят» тепло, исходящее от человека. Но если надеть, предположим, химзащиту, эта техника становится уже бесполезной). Ну и, наконец, на экспонатах, выставленных в залах Эрмитажа, стоят датчики перемещения. Попытаешься сдвинуть с места какую-нибудь императорскую вазу — тут же получишь сигнал тревоги и массу проблем от службы безопасности.

— В голливудских фильмах вроде «Миссия невыполнима» часто показывают, как герои, пробираясь в какое-либо помещение, ловко обходят некие защитные лучи, — говорит Михаил Левчук. — Все это полная ерунда, никаких лучей нет. Но они и не нужны. Современные системы безопасности устроены так, что никакой Том Круз и близко бы не смог подойти к защищенному помещению.

Безопасный дом для королевы

Постепенно всю прелесть российской электроники оценили и на Западе.

— В начале 2000-х годов, когда мы только начали выходить на зарубежный рынок, Европа была еще спокойной и безмятежной, — признается Михаил Левчук. — Нам там говорили, что у них все хорошо, охранная система не нужна, потому что в случае чего ущерб покроет страховка... Но вскоре Европейский союз стал расширяться, в том числе за счет менее благополучных стран вроде Румынии, потом туда хлынули беженцы, и в Европе тут же изменилось отношение к безопасности. То, что раньше казалось никому не нужным, вдруг стало пользоваться популярностью. И сейчас очень многие рядовые домовладельцы в Европе устанавливают именно российские охранные системы.

Но самые крупные европейские клиенты заказывают у петербуржцев все-таки не охранную, а противопожарную систему. Так, российская техника защищает от огня Кембриджский и Итонский университеты, Лондонскую библиотеку, которая насчитывает 3 миллиона книг, резиденцию английской королевы в Шотландии и резиденцию королевской семьи в Нидерландах. Даже военно-морскую базу НАТО «Плимут».

— Как получилось, что европейцам понравилась российская электроника? Просто мы пришли туда с новыми беспроводными технологиями, до которых додумались первыми, — говорит Левчук. — Оказалось, что беспроводная пожарная система выгодно отличается от проводной, потому что она более живучая. Провода перегорают в самом начале пожара, в итоге вы видите только очаг возгорания, но не знаете, куда огонь пошел дальше. А беспроводная система живет до тех пор, пока работает хотя бы один датчик. У нас в Петербурге регулярно случается такое: пожарные тушат огонь в одном месте, а дым идет в другое. И люди гибнут от угарного газа, например, в соседнем подъезде. С беспроводной системой такой опасности можно избежать. Европейцам это понравилось. И это же оказалось очень востребовано военными, той же базой НАТО, которая, кстати, стала первым нашим крупным западным клиентом.

И никакие политические сложности, непростые отношения между Россией и НАТО пока не заставили базу «Плимут» отказаться от петербургской электроники. Работает она очень просто. Специальные оптические системы, размещенные в датчиках, реагируют на дым и мгновенно по радиосигналу передают тревогу, например, в пожарную часть.

— Именно эта система защищает и королеву Елизавету II, которая, кстати, не знает, что электроника в ее резиденции российского производства — такая же, как у обычных ребят в петербургских школах и обитателей многих домов престарелых в нашей стране, — рассказывает Михаил Левчук. — Помните, в начале 2000-х годов в России была целая серия страшных возгораний в домах престарелых? Проблема заключалась в том, что пожарные приезжали слишком поздно. Пока нянечка проверит, действительно ли начался пожар, найдет телефон, вызовет помощь, будут потеряны драгоценные минуты. В итоге по поручению президента была создана система автоматического вызова пожарных бригад. Так нам удалось в 14 раз снизить количество жертв от пожаров в учреждениях вроде домов престарелых. И этим я горжусь больше всего в жизни.

Бактерии под охраной

Питерская противопожарная система установлена на станциях «Новолазаревская» и «Восток» в Антарктиде.

— Вопрос пожарной безопасности на подобных станциях очень актуален. Все-таки помощи там людям ждать неоткуда: пожарные и МЧС не приедут, — говорит Михаил Левчук. — Ситуация усугубляется еще и тем, что на полюсе очень жесткое ультрафиолетовое излучение, а потому пластиковая оплетка проводов там просто сгорает. В беспроводной системе такого риска нет.

Кстати, в районе станции «Восток» находится самый загадочный водоем в мире — одноименное подледное озеро. Около 15 миллионов лет оно было изолировано от внешнего мира: скрыто под тремя с половиной километрами льда. Ученые бурили его около 30 лет и в 2012 году наконец-то достали образцы воды и несколько лет исследовали их. В октябре стало известно, что они обнаружили в образцах бактерии, ранее неизвестные ученым.





Партнеры