Мать жестоко убитой Стефании Дубровиной рассказала, почему такой исход был неизбежен

Жуткая история недавно потрясла Петербург. Полиция задержала 19-летнюю девушку по подозрению в том, что она убила свою младшую сестру

17 марта 2016 в 13:49, просмотров: 26457

Жуткая история недавно потрясла Петербург. Полиция задержала 19-летнюю девушку по подозрению в том, что она убила свою младшую сестру. Сделано это было с особой жестокостью. На теле несчастной эксперты насчитали 140 ран от удара ножом. «МК» в Питере» выяснил, что семейная трагедия не ограничивается двумя девушками. У них еще пятеро сестер и братьев, которым также может угрожать опасность.

Мать жестоко убитой Стефании Дубровиной рассказала, почему такой исход был неизбежен
Фото: vk.com/stefanisi

Дочки отреклись от мамы

По официальным данным, около часа ночи 24 февраля, то есть после празднования Дня защитника Отечества, в квартире на Пулковской улице произошло убийство. Жертвой стала 17-летняя Стефания Дубровина — воспитанница детского дома. На месте преступления была задержана ее старшая сестра Елизавета. Вскоре ее отправили в психиатрическую клинику, так как возникли подозрения, что девушка могла убить Стефанию, будучи невменяемой. На это указывает и способ расправы. Младшая сестра была не просто зарезана, ее тело оказалось истерзанным.

Происходило все в квартире взрослого мужчины — общего приятеля сестер. Он якобы вышел в магазин, оставив девушек наедине, а когда вернулся, все уже случилось, ему оставалось только задержать Лизу до прибытия полиции.

— Когда я прочитала в новостях про убийство на Пулковской, еще не писали, кто кого убил, я сразу поняла, что это они, — говорит мать Елизаветы и Стефании Оксана Дубровина. — Я и раньше знала про эту квартиру, про то, что Стеша там бывает. Это недалеко от колледжа, в котором она училась.

Оксана была лишена родительских прав на обеих дочек несколько лет назад. Причем девочки сами пришли в органы опеки и написали соответствующее заявление, попросились в детдом. Мать лишь позже согласилась с этим. Ситуация из ряда вон.

— Я их «утопила» сознательно, — признается Оксана.

— Но зачем? — уточняю у матери, которая говорит все это с совершенно каменным лицом.

— Потому что или всех «топить», или только их. Если бы еще раз встал выбор между старшими дочерьми и остальными детьми, я бы сделала то же самое ради других детей. Иначе была бы пожизненная война, в которой пострадали бы все, — говорит Дубровина. — Пока они не написали это заявление, я за них сражалась.

Проститутки не меняются

Семья Дубровиных не обычная, но, как оказалось, в плохом смысле. У Оксаны семеро детей. Растит их она одна. Ее бывший супруг исчез несколько лет назад. По одной из версий, его убили. Отец самого младшего, седьмого ребенка с семьей не жил. Судя по всему, у него были новые отношения. Прошлой осенью он полетел отдыхать с подругой и ее маленькой дочкой в Египет. Все они погибли в авиакатастрофе над Синаем 31 октября.

Оксана Дубровина не скрывает, что воспитывает детей силой. Шлепнуть и накричать в порядке вещей. Елизавета и Стефания не были исключением.

— Все дети, пока маленькие, у меня хорошие. У Лизы и Стеши тоже были пачки грамот. Но в подростковом возрасте все изменилось. С 15 лет стали знакомиться с мужчинами в возрасте, и начались проблемы, — говорит Оксана Дубровина. — И я знала, что рано или поздно это тем и закончится, чем закончилось.

— Но, может быть, с возрастом это прошло бы, переросли, изменились бы?

— Вы видели, чтобы проститутки менялись? — парирует Оксана.

Она не стесняется называть своих дочерей проститутками и не строит иллюзий по поводу модельного бизнеса Стефании.

— Стеша за все свои фотографии сама платила. Ее снимали не потому, что она модель, как сейчас говорят, а просто за деньги, — уверена Оксана. — А когда она со Стасом Барецким связалась (девушка вместе с ним участвовала в уничтожении импортных товаров в магазинах в прошлом году, что и попало в видеоролики. — Ред.), я ее так прямо и спрашивала: «Не стыдно быть шалавой Барецкого?» Она только отмахивалась.

На страничках Стефании «ВКонтакте» много весьма откровенных фотографий. Это притом, что девушка была несовершеннолетней, и у следствия должны возникнуть вопросы к фотографам и мужчинам, с которыми она встречалась. Обращала внимание на эти снимки и Оксана. Хоть и лишенная прав, но все же мать, она пыталась жаловаться в полицию. Но там удовлетворились объяснением самой Стеши. Своим воспитателям в детском доме она заявила, что все эти странички и снимки выложила… ее мама. Дальше никто разбираться не стал. Хотя, возможно, еще тогда можно было предотвратить трагедию. В конце концов детдом, где воспитывалась девушка, мог бы лучше следить за ее отлучками.

— Я как-то была у них. Мне показали, где жила Стеша, — там же пыль лежала такая, будто полгода никто туда не приходил, — рассказывает Оксана. — Лиза тоже несколько лет жила в этом детдоме. Сестры были как подружки (впрочем, по другим сведениям, они и 15 минут не могли провести вместе, чтобы не начать ссору. — Ред.), спина к спине дрались с остальными. Однажды Лиза упала и ударилась головой, у нее была черепно-мозговая травма, лечили в больнице, потом врачи назначили ей лекарство, побочным эффектом от которого стало психическое заболевание. Она жаловалась, что в детдоме ее перекармливали этими таблетками, начались галлюцинации, ей поставили диагноз, о котором сейчас вспомнили. И я уверена, что она не убивала Стешу, она стала лишь свидетелем. Меня не пускают к Лизе в больницу, но я смогла передать ей небольшую посылку. Если она ее получила, то поняла, что я на ее стороне.

Не в первый раз

В такой ситуации надо бы посочувствовать матери. Но все не так однозначно. И, возможно, причина случившегося кроется в самой Оксане и ее методах воспитания. Понятно, что справиться одной с семью детьми непросто, чтобы не выпустить их из рук, нужна строгость. Но складывается впечатление, что Дубровина возвела строгость в культ. Об этом говорят многие, знающие эту семью. Стараясь вырастить детей достойными людьми, она пытается оградить их от разврата и соблазнов внешнего мира — забирает на домашнее обучение, не отпускает от себя, жестко, а порой, видимо, и жестоко заставляет быть скромными, послушными. Но в ответ получает лишь отторжение. Дети с подростковых лет один за другим убегают из дома. Говорят, что самый старший ее сын, едва получив возможность, ушел из семьи и не поддерживает общение. Не очень-то похоже, что он рос в атмосфере любви и понимания.

Случившаяся трагедия не первое криминальное происшествие в семье Дубровиных. Дело едва не дошло до убийства и несколько лет назад.

— Мы с начала 2000-х были знакомы с этой семьей, — рассказал глава местной администрации Муниципального округа № 7 (на территории которого прежде жила семья Дубровиных) Александр Гоголкин. — Оксана часто заходила к нам по разным причинам — для решения жилищного вопроса, за подарками для детей. Изначально никаких проблем мы не замечали — дети были ухожены, а их соседи уверяли, что у них дружная семья. Но потом выяснилось, что у них дома царит насилие. Оксана бравировала тем, что воспитывает детей физическими наказаниями. Да и друг с другом братья и сестры жили не слишком мирно. Однажды один из старших братьев избил маленькую сестру, причем не просто ударил, а именно избил ремнем до полусмерти якобы за то, что ребенок не хотел делать уборку в комнате. Девочка оказалась в больнице, где провела около месяца. Тогда даже заводили уголовное дело. Но его закрыли, никого не наказав, потому что мальчику еще не было 14 лет и его нельзя было привлечь к ответственности. Мать его не защищала, говорила, что он получит свое. Но в любом случае это ненормально и жестоко.

Изъять нельзя оставить

— Недавно еще один сын Оксаны Кирилл (имя изменено) попросил лишить ее родительских прав в отношении него, — рассказала Татьяна Волынец, руководитель отдела опеки и попечительства муниципального округа «Морской», где сейчас живет семья Дубровиных. — Несколько лет назад они получили здесь большую квартиру, удобную, новую, по городской программе. Но там постоянно долги за коммуналку. И так во всем. Живут вроде бы хорошо, дома небогато, но чисто. У нас есть другие неблагополучные семьи, где все понятно и однозначно. А тут — нет проблем с алкоголем, с наркотиками, дети ухожены, одеты, накормлены, Оксана то и дело вывозит их в походы, на море, на экскурсии. Нельзя сказать, что она ими не занимается. Но при этом насилие — неотъемлемая часть воспитания. При младших обсуждалось убийство Стефании и не скрывались ужасные подробности — как бы в назидание.

В отделе опеки считают, что срочно нужно как-то решать проблему, чтобы беда не коснулась и младших детей — двух девочек. Одновременно с рассмотрением дела Кирилла муниципалы пытаюся через суд лишить Дубровину прав и на двух младших дочек.

— Законодательство не позволяет нам назначить психиатрическую экспертизу матери, — говорит глава местной администрации Ирина Матяш. — И у нас нет рычагов воздействия, кроме как навещать их. Даже притом, что трое детей попросились от Оксаны в детдом, очень трудно забрать у нее остальных даже через суд. Конечно, с мамой ребенку лучше, но не в этом случае.

Уже четверо старших детей по сути отказались от матери. Не сделают ли то же самое младшие? На днях Оксана забрала 12-летнюю дочь на домашнее обучение. Дубровина не скрывает, что настает пора, когда нужно выбивать из девочки «либидо». Начинает повторяться история Елизаветы и Стефании. И финал снова может оказаться трагичным.



Партнеры