Почему Израиль так и не выдал России отца Глеба Грозовского

Дело священника Глеба Грозовского, обвиненного в педофилии, стремительно разваливается

29 октября 2015 в 15:24, просмотров: 6993

Еще в январе этого года суд Израиля одобрил экстрадицию заключенного в Россию. Но на родину подсудимый так и не вернулся. После поданной апелляции, где перечислены весомые доводы в пользу отца Глеба, судьи перестали быть столь категоричными. По словам адвоката Хайма Айзенкота, это первый прецедент в истории израильского правосудия, когда Багац (Верховный суд Израиля) не принял решения.

Почему Израиль так и не выдал России отца Глеба Грозовского
Фото Замира Усманова

«Террорист» в рясе

Сейчас в российском Верховном суде и в Городском суде Петербурга идут слушания по делу Елены Федотовой, обвиненной отцом Глебом в клевете. Адвокатом священника подано новое заявление о незаконности содержания Грозовского под стражей. А сам батюшка продолжает сидеть в тюрьме строгого режима для особо опасных преступников и террористов «Шита». Поэтому он временно не ведет свою страничку в Интернете — такую роскошь заключенным не позволяют.

Напомним, отца Глеба Грозовского обвиняют в педофилии — в развратных действиях в отношении девочек, отдыхавших в православном летнем лагере. Еще до того, как священнику были предъявлены официальные обвинения, он уехал в Израиль, где позднее был взят под стражу.

По словам Любови Грозовской, сестры священника, заключенных в тюрьме «Шита» держат в «черном теле». Им нельзя хранить в камере даже лекарства и зубную щетку, уж не говоря о других личных вещах. Также там есть строгое «табу» на ведение любых записей. Для Грозовского, который пишет стихи и собирается издать книгу о своих злоключениях, это стало особенно сильным ударом. По его словам (а Любовь не так давно навещала брата), все тетради у него поначалу отобрали.

В камере носит форму «Зенита»

Познал отец Глеб и физическое насилие — его несколько раз били. Особенно сильно досталось священнику во время переезда из тюрьмы Тель-Авива в госпиталь, где ему делали рентген и операцию на ноге. Факт был зафиксирован даже тюремными камерами наблюдения, священник пожаловался на жестокое обращение стражников, но получить видеозапись адвокату не удалось. Естественно, ее стерли через сутки после отъезда Грозовского.

Еда и вода в тюрьме практически как на свалке. Об этом пишет Грозовский в редких весточках родным. Заключенные не понимают «коллегу», так как не говорят по-русски. Батюшка чувствует себя оторванным от мира и слегка потерянным, но не сдается. Ведь сокамерники относятся к нему с уважением и не позволяют себе никаких выпадов. «Видно, их усмиряет Господь», — прокомментировала ситуацию Люба.

По ее словам, Бог услышал молитвы брата — личные тетради Грозовского и возможность делать в них новые записи Глебу недавно вернули. Святой отец овладел многими полезными навыками заключенных. Например, научился лепить из хлебных мякишей. Из них он делает четки, кресты и фигурки, которые отсылает своим детям. Он также пишет детские стихи. Семью священник видел недавно — ему наконец-то дали свидания.

Интересная деталь: на судебные заседания опальному священнику не разрешают надевать подрясник — хотя это единственная из «церковных» вещей, которую ему оставили. В итоге батюшка в который раз появляется в зале заседаний в форме «Зенита», в этом же спортивном костюме он ходит и по камере.

Обвинения снимут?

…Между тем со времени заочного ареста священника в России прошел уже год. За этот год с семьи отца Глеба снята часть обвинений. К примеру, доказано, что никаких узбеков и таджиков в количестве 14 человек его сестра Любовь у себя не прописывала. Графологическая экспертиза подтвердила, что подпись в документах на регистрацию ненастоящая. Правда, следствие так и не смогло докопаться, кому было выгодно на тот момент дополнительно опорочить Грозовских.

Последнее заседание по вопросу об экстрадиции было в Иерусалиме около месяца назад. Багац вновь затребовал у адвоката священника дополнительные документы. Пока их соберут, пока переведут и заверят, пройдет время. Все это время Грозовский будет находиться под стражей, платя за, возможно, несовершенное преступление своим здоровьем. Но Хайм Айзенкот по-прежнему настроен оптимистично. Ведь если бы суду было все ясно, никаких бы дополнительных документов не потребовалось.

На родине жене Грозовского Татьяне и его матери Зинаиде помогают прихожане и футболисты «Зенита». Они устраивают в Верево, где служил священник, массовые молебны и встречи в его честь. Но вот что удивительно: на последнем заседании Верховного суда в Израиле было сразу несколько российских телеканалов. Но развернутый сюжет об этом событии так и не показали ни по одному из них.



Партнеры