Зачем питерские дети звонят на телефон доверия

Главной проблемой подростков стала боязнь стать неудачником

14 мая 2015 в 05:30, просмотров: 2679

Во времена моей школьной юности обращаться на телефон доверия и к психологам было странным. Всегда же есть родители, старшие братья и сестры, друзья во дворе. Подскажут, научат. Современные дети и подростки так не думают. Они все чаще набирают унифицированный номер специалистов даже из-за небольших проблем. Поставили двойку, достает физрук, обижает сосед по парте — и сразу мобильник в руки. Возможно, это и к лучшему. По крайней мере можно вовремя отговорить подростков от глупостей.

 Зачем питерские дети звонят на телефон доверия

Домашнее насилие побеждено?

17 мая — Международный день детского телефона доверия. В нашей стране в этом году его празднуют особенно масштабно: ведь исполняется ровно пять лет, как Фонд поддержки детей, находящихся в сложной жизненной ситуации, решил объединить службы психологической помощи для них под единым номером 8-800-200-01-22. По нему можно звонить из любого уголка России. Когда ребята набирают этот номер, они попадают и к специалистам государственного Центра восстановительного лечения «Детская психиатрия» в Петербурге. Заведующая Кризисным отделением центра Валентина Яковенко рассказала «МК» в Питере», какие проблемы волнуют современных детей.

По ее словам, самые младшие из обращающихся на телефон ребят — «продвинутые шестилетки». Им страшно дома, когда родители куда-то уходят. Вот и звонят, чтобы было с кем поговорить. Но таких обращений не много, и общение с такими детьми обычно длится недолго. Чаще звонят дети постарше.

У каждой возрастной группы — свои проблемы. Детей от 9 до 12 лет беспокоят школьные передряги и конфликты с друзьями, а в 13–18 лет — уже взаимоотношения полов. Часто у старших школьников появляется недовольство собой, своей внешностью или характером. Сильно переживают подростки и на тему одиночества, а еще — боятся, что не смогут реализовать себя в будущем.

Вопросы «отцов и детей» (то есть конфликты с родителями) обычно занимают 3–4-е место по обращаемости в годовой статистике. Они «конкурируют» с плохими оценками в школе. Удивительно, но вопросы физического насилия занимают стабильно 2–3 процента из всех обращений. И за 25 лет (!) эта цифра не изменилась.

— За последние пять лет популярность телефона доверия возросла в разы, призналась Валентина Яковенко. — У нас раньше было 10 тысяч звонков в год. С момента подключения к всероссийской линии эта цифра возросла до 43 тысяч. Конечно, большую роль сыграла возможность обращения к нам с мобильника. Ребенок может позвонить из школы, если ему поставили несправедливую оценку или у него проблемы на любовном фронте. Есть такие моменты, когда с родителями и друзьями не посоветуешься. Скажи кому-то из них: «Не вижу смысла в жизни» — испугаются и начнут опекать. Хотя это, возможно, просто размышления и поиск своего «Я». (В период полового созревания такие мысли приходят в голову часто.) Или друзья могут счесть «лузером», если подросток признается им в своих сомнениях.

«Не хочу с ним целоваться»

В просторном помещении, где сидят психологи, я наблюдаю за их работой. На самом деле это большая эмоциональная нагрузка. С «пациентом» на том конце провода никто не сюсюкается, даже если ему всего 10. Говорят как со взрослыми людьми — чтобы прочувствовали ответственность за себя. А вот проблемы у ребят сейчас не те, что были 10–15 лет назад. Основные трудности обращающихся не несчастная любовь и непонимание родителей, а, к примеру, невозможность добиться успеха в учебе или в компании сверстников.

— Раньше задача была другая — вырастить из ребенка достойного человека, — объясняет Яковенко. — А сейчас ценности поменялись. Главное — стать успешным. И постоянно надо с кем-то конкурировать. Ребенку это тяжело. Родители очень болезненно реагируют на его неудачи, да и сам школьник тоже. Для него это порой непосильная нагрузка: 10 секций и еще общеобразовательные предметы. Поэтому и случаются нервные срывы и попытки суицида из-за двойки и тройки в дневнике. Тем более что ценность человеческой жизни в глазах общества сейчас сильно упала. Много картин для детей и мультфильмов, несущих в себе агрессию. Поэтому в экстремальной ситуации ребенок может совершить непоправимое, думая, что расстаться с жизнью легко — как в кино.

Другая проблема — слишком раннее общение полов. Вот недавний пример телефона доверия. Девочке 11 лет нравится одноклассник. Выяснилось, что симпатия взаимна — он написал Даше в социальных сетях, что тоже влюблен. И предложил встретиться в школе, чтобы признаться ей в чувствах лично. Даша запаниковала. Она испугалась телесных проявлений «любви» и не знает, как сказать про это мальчику, чтобы не обидеть.

Психолог поначалу объяснила Даше, что та может иметь свою позицию по этому вопросу. И ее взгляды вполне достойны для девочки любого возраста. Дашу же задевало, что многие одноклассницы рассказывают всем о своих любовных приключениях, поцелуях, а для нее это неприемлемо. Девочка сказала, что она пока маленькая для «обжиманий» в школьном коридоре и ей страшно такое делать. Даже после того, как психолог успокоила: никто тебя не заставит, ребенок продолжал нервничать.

Тогда психолог выяснила, давно ли Даша общается с этим мальчиком. Оказалось, давно. «Значит, он знает, какая ты на самом деле скромная. Ты загадочная, таинственная, достойная девочка, именно это его в тебе и привлекло», — объяснила специалист. Поэтому мальчик и не будет удивлен такой позицией. Только после этого ребенок успокоился.

Ревность к подруге сильнее, чем к мальчику

По словам специалистов, девочки 9–11 лет чаще звонят даже не из-за проблем с противоположным полом. Львиная доля переживаний приходится на ревность… к подругам. Свежий пример: Наташа с первого класса дружила со Светой. Когда в класс пришла новенькая Галя, она постепенно подружилась с обеими девочками, а потом «перетянула» Свету к себе, наговорив про Наташу гадостей и очернив ее в глазах одноклассников. Потеряв подругу и став изгоем одновременно, Наташа рыдала в трубку и грозилась бросить учебу. Психолог на своем примере объяснила девочке, что такая боль всегда сопутствует потере близких людей, что понимает ее и сама когда-то прошла через предательство подруги. И что одноклассники непременно разберутся в ситуации, после чего Галю наверняка будет ждать возмездие. После долгой беседы Наташа поверила, что обязательно найдет новую и честную подругу.

А еще очень много инфантильных подростков, не желающих отвечать за свои поступки и обиженных не весь мир. Один из таких 13-летний Ваня пожаловался в трубку, что от опеки над ним хочет отказаться старшая сестра (мама у них умерла). Выяснилось: сестра работает и учится одновременно, старается уделять мальчику внимание, в ответ он прогуливает школу, тратит выделенные на продукты деньги на свои нужды и никак ей не помогает.

«Ну, я же пообещал Оле, что исправлюсь, — чуть не плакал мальчик. — А она не верит. Она меня не любит». Тут-то и выяснилось, что он обещает это уже два года подряд и по-прежнему… ничего не делает. Психолог стала объяснять, что свою любовь сестре надо доказывать не словами, а делами. Ему такое даже не приходило в голову! Сейчас Ваня медленно исправляется. Он звонит специалистам и иногда рассказывает о своих небольших победах.

А вот по поводу несчастной любви на телефон доверия чаще звонят девочки лет 14–16. Им трудно пережить расставание с первым парнем. Один из типичных примеров — Саша 16 лет. Позвонила ее мама после отравления дочери таблетками. Девочка смешала все лекарства, что нашла дома. Ее увезли в больницу и спасли. Саша встречалась с парнем 3 года. Он ее бросил. Мама стала говорить, что у девочки поменялось настроение к лучшему уже в больнице. Но выяснилось: Саша просто играет, чтобы усыпить бдительность мамы и совершить вторую попытку покончить с собой. Это смог установить только опытный психолог, к которому привели девочку после клиники. Так что родителям специалисты советуют не терять бдительность, даже если им кажется, что все наладилось. В случае с Сашей выяснилось: состояние девочки по-прежнему тяжелое. Она прошла курс терапии. И только после этого стала нормально питаться и спать, у нее появился интерес к жизни.

И последнее. Одной из самых глобальных проблем для детей и подростков стало одиночество. Причем, если раньше оно было из серии «меня никто не понимает», то сейчас перешло в формулу «я никому не нужен». Ребенок заводит знакомства в Сети, чтобы хоть кто-то его выслушал. Но часто разочаровывается и в них: поверхностный треп не дает мальчишкам и девчонкам удовлетворения, да и встретившись со своим новым знакомым в реальности, подросток понимает: он совсем не тот, за кого себя выдавал. Поэтому порой «пациенты» звонят на телефон доверия с единственной целью — пообщаться. Даже не всегда имея насущную проблему. Просто в поисках участия и тепла.

 




Партнеры