Герман Садулаев: «В Чечне есть хан, и он велик»

По мнению Германа Садулаева, центральная Россия могла бы поучиться у кавказских республик отношению к ополченцам Донбасса

25.10.2016 в 13:59, просмотров: 9914

Можно ли поссорить Чечню и остальную Россию еще больше? Сыновья Кадырова показательно разделались с соперниками на детском турнире по боям без правил. Федор Емельяненко осудил эту дикость. В ответ чеченцы как с цепи сорвались, не стесняясь в выражениях по отношению к знаменитому бойцу, которым гордится Россия. Об очередной вспышке в российско-чеченских отношениях, а также о «не состоявшихся выборах» и ополченцах-героях «МК» в Питере» поговорил с известным писателем чеченского происхождения — Германом Садулаевым.

Герман Садулаев: «В Чечне есть хан, и он велик»
Фото facebook.com

Москва станет гей-столицей России

В сентябре Герман Садулаев баллотировался в Госдуму от коммунистов. Избирался в южном одномандатном округе Петербурга. Но победил там в итоге единоросс Виталий Милонов.

— Как вы оцениваете прошедшие выборы?

— Выборов не было. И оценивать нечего.

— Не обидно, что проиграли Милонову?

— Никто никому не проиграл. И никто не выиграл. Выборов не было. Была спецоперация по захвату и удержанию власти, топорно проведeнная действующими чиновниками из администрации с применением всех наличных ресурсов. Административное давление, искажения, нарушения, прямые фальсификации — это всe было, но не это главное. Главное, что выборы как таковые вообще не состоялись. И никакого парламента у нас сейчас нет. Надо это просто признать. Нет у нас ни парламента, ни депутатов, никакого представительного и законодательного органа.

А то, что Милонов уехал в Москву, — это хорошо. Своим нездоровым интересом к патологиям и гипертрофированной борьбой с сексуальными меньшинствами он создавал нашему городу сомнительную репутацию. Многим казалось, что раз такой накал борьбы, то у нас действительно есть в этой сфере проблемы. Теперь Петербург перестанут обзывать гей-столицей России, а станут называть так Москву. И ладно. Это ближе к правде.

Хуже уже некуда

— Сейчас все обсуждают новый каприз Кадырова — детские бои без правил, которые устроили в Грозном. Вы как к этому относитесь?

— Это стыд и позор. Печально, что такое возможно в нынешней России. Если это был настоящий бой, не договорной, как предполагалось вначале, то это недопустимая пропаганда детской жестокости и агрессии, к тому же сопряжeнная с реальным риском для физического и психического здоровья малолетних участников состязаний. А если это, как сказали нам позже, всего лишь «игра», такой детский спектакль, что один мальчик сделал вид, что ударил, а другой мальчик сделал вид, что получил нокаут, — тогда зачем было это странное шоу? Если не было соревнования, то и победы никакой не было. Если соперники подставные, бой отрепетированный, нокаут понарошку — значит, не было ничьей победы. Значит, так это и надо маркировать — детский спектакль. Это, значит, такое же было соревнование, как наши выборы. Всe у нас понарошку.

— Но ситуация получила столь же некрасивое продолжение. Федор Емельяненко — профессиональный боец без правил — раскритиковал выход детей на ринг. А сторонники Кадырова, как по команде, на него накинулись, да еще и дочку его кто-то избил. Это как вообще?

— Сторонникам хозяин уже дал команду прекратить, они замолчали и стeрли свои предыдущие оскорбления. Емельяненко никого не оскорблял, весьма сдержанно и профессионально сделал замечания относительно возраста соперников и необходимости защитной амуниции. Те, кто отвечал Емельяненко оскорблениями, показывали лишь своe плохое воспитание.

— Это не ухудшит и без того весьма зыбкие отношения между Чечней и остальной частью России?

— Нет, потому что ухудшать уже нечего и некуда. Большинство россиян старается с Чечнeй никаких отношений не иметь, ни хороших, ни плохих. Даже многие выходцы из Чечни, живущие в России и за рубежом, стараются свести отношения с Чечнeй к минимуму. Там есть хан, он велик, за него 98 процентов населения, он знает, что делает, он, наверное, делает всe правильно. Если он что-то делает не так — у него есть начальник в Москве. Пусть начальник в Москве его поправит. Не пытайтесь бросить на амбразуры нас, простых людей, которых, если что, никто никогда не защитит. Мы не суeмся в эти дела. Это нас не касается. Мы живeм своей маленькой частной жизнью.

«Поздно вводить дивизии»

— На одном из выступлений в музее Новороссии вы сравнивали ситуацию на юго-востоке Украины с тем, что было в Чечне в 1990-е. Вы говорили, что оба конфликта можно было бы задушить в самом начале, если бы российские власти осмелились ввести полноценные войска...

— Да, войска надо вводить много и сразу. В этом весь смысл. Большая, сильная армия и решительные действия военного руководства нужны не для того, чтобы воевать, а для того, чтобы избежать войны. Если бы в Чечню в самом начале смуты ввели несколько мощных, боеспособных российских дивизий, то терроризм и сепаратизм можно было бы погасить моментально, и не было бы войн и потерь. Но сразу не ввели, а начали вводить потом, да и то неправильно, подвергая бомбардировкам и обстрелам мирное население вместо того, чтобы привлечь его на свою сторону. Проблема в том, что на тот момент, в начале 1990-х, у России не было достаточного количества боеспособных подразделений. А сейчас есть. В Крыму мы действовали решительно и добились успеха без жертв. Это самая лучшая победа. Жаль, что мы не смогли так же решительно поддержать Донбасс. А теперь уже поздно вводить дивизии. Теперь нужно стараться решать конфликт миром, дипломатией, оказывать на Киев экономическое и политическое давление, с тем чтобы он прекратил войну, прекратил обстрелы и оставил народ Новороссии в покое. Люди выбрали свою судьбу, выбрали быть в русском мире, вместе с Россией. Это был единственный за многие последние годы настоящий, не поддельный народный выбор. И этот выбор отмене не подлежит.

— Что вы думаете о нынешней позиции российских властей по Новороссии?

— Думаю так же, как большинство российских граждан думает. Позиция в целом правильная, но недостаточно чeткая и последовательная. Нам нужно решительнее поддерживать Новороссию, не обращая внимания на окрики из Брюсселя и Вашингтона.

— На Донбассе уже больше года регулярно объявляют «перемирие»...

— Мой друг Захар Прилепин, кстати, официальный представитель ДНР в России, рассказывает, что никакого перемирия нет. Каждый день идут бои. Каждый день обстрелы.

— Вы поддерживаете наших ополченцев, которые добровольно пошли воевать за Новороссию?

— Это прекрасно и удивительно, что в нашей стране даже в нынешнее довольно мутное время, отравленное корыстью и стяжательством, находятся люди, герои, готовые сражаться за свободу и правду. Я думаю, добровольцы заслуживают нашего безмерного уважения. И государство должно дать им статус участников боевых действий и все положенные льготы. И бесплатное лечение от ранений в лучших военных госпиталях должно быть. И пособия семьям. И военные пенсии. Они защищают нас, нашу общую родину, от фашизма, нацизма и от западной ползучей агрессии. Они на передовой. Нельзя, преступно их оставлять без поддержки. Среди добровольцев, кстати, было много выходцев с Северного Кавказа и Чечни. И вот там, дома, их нормально приняли и вознаградили, насколько я знаю. Если центральная власть по соображениям политического и дипломатического характера не может явно поддержать российских добровольцев, то администрации регионов могли бы взять в этом — а не в чeм-то другом — пример с известного нам всем руководителя одной из северокавказских республик. И помочь добровольцам, которые по возвращении домой сталкиваются с медицинскими, социальными и прочими проблемами. Хоть какая-то была бы польза от этих администраций.