Петербург помогает ополченцам Донбасса

Горожане отправляют лекарства, подгузники и бронежилеты на юго-восток Украины

21.05.2014 в 15:02, просмотров: 7299

«На пятую машину мы уже набрали», — прикидывает Анастасия Каменская. Именно в ее квартире на улице Вавиловых, 17, развернулся «народный» пункт сбора помощи юго-востоку Украины. Уже более пяти тысяч петербуржцев принесли туда вещи, необходимые для ополченцев и пострадавших.

Петербург помогает ополченцам Донбасса

300 «гостей» в день

«Однушка» на улице Вавиловых забита коробками. Они стоят повсюду — в комнате, коридоре, на балконе, холодильник хозяйки заполнен лекарствами.

— Врач из Донецка Юрий Евич прислал нам список медикаментов и приспособлений, которые срочно нужны в их больницах. Это перечень на пяти листах. Необходимо буквально все. Начиная от бахил, одноразовых перчаток и халатов для медиков и заканчивая дорогими лекарствами, переносными аппаратами УЗИ, дефибрилляторами и рентгенами, — рассказывает петербурженка Анастасия Каменская.

Сбор помощи идет уже два месяца. Он начался в середине апреля, когда муж Анастасии вернулся с Украины. Виктор родился и вырос в городе Дружковка Донецкой области. Там у него осталась семья — родители, ребенок от первого брака. Весной он ездил их навестить.

— Мои друзья сейчас стоят на блокпостах, кто-то ушел в ополчение. Они рассказывают об артобстрелах, убийствах и грабежах. Я понял, что им нужна помощь, — говорит Виктор.

Первые сообщения о сборе вещей Виктор и Анастасия распространили в Интернете 14 апреля. Люди стали откликаться очень быстро.

— На Пасху к нам домой пришло 789 человек. Это был нескончаемый поток посетителей, двери в квартиру не закрывались. А в обычные дни приходит человек по 300, — подсчитала Анастасия.

Когда коробки с вещами в квартире скапливаются до потолка, их переносят в подвал. Оттуда проще грузить в машины, которые уходят к украинской границе.

Стащили только российский флаг

Петербуржцы без помощи и понуканий чиновников собрали для Донбасса уже четыре грузовика вещей.

— Мы-то думали сначала: «Газельку» наберем — и все. Но как тут остановишься, если там людей убивают, а склады больниц пусты?! Когда наша вторая машина добралась до адресатов, нам позвонила врач одной из клиник. Она благодарила за присланные медикаменты, сказала, что благодаря им 11 человек они смогли вытащить из комы. Это же реальный результат! — уверена Анастасия. — А отказники в больнице? Детям по два-три месяца, они украинским властям не нужны, о них забыли — нет элементарных подгузников и смесей для питания. Мы собрали, сколько смогли, скоро отправим.

Машины из Петербурга идут только до границы с Украиной. Дальше вся гуманитарная помощь перегружается в автомобили с украинскими номерами. И уже на них доставляется в единый штаб, откуда распределяется по больницам и отрядам ополченцев.

— Мы никогда не говорим посторонним, в какое время выходят машины, когда они будут на границе и что везут, чтобы не провоцировать грабителей и «правосеков». У нас уже был случай, когда обстреляли автомобиль, который ехал из Донецка к нам навстречу, он был еще пустой, — рассказал Виктор.

На границах у добровольцев проблем пока не возникало, хотя они перевозят не только лекарства, но и бронежилеты с касками.

— Во-первых, их было не очень много, во-вторых, это средства обороны и к перевозке не запрещены. Поэтому их не отбирали. У нас вообще еще ничего ни разу по дороге не пропало. Разве что российский флаг кто-то умыкнул, но это, видимо, на одном из блокпостов на Украине уже свои ребята просто забрали. Мы в ответ потребовали выслать нам их боевое знамя, — поведала Анастасия.

Петербуржцы несут вещи в квартиру на Вавиловых с раннего утра и до полуночи. Потом до 6 утра Анастасия, Виктор и несколько помощников-волонтеров их разбирают.

— Мы проверяем каждую вещь, каждую упаковку с лекарствами. Боимся провокаций, вдруг подсунут что-то незаконное. А мы не хотим подставлять наших ребят, которые сопровождают машины на границе. К тому же необходимо убедиться, что медикаменты, принесенные людьми, не запрещены на Украине. Да и у нас некоторые препараты лучше не брать, например, есть лекарства, которые выдают строго по рецептам онкобольным. Мы от них вынуждены отказываться, — объясняет Анастасия Каменская.

Носки от бабушек, рукавицы от таджиков

— По моим прикидкам, у нас побывало уже больше пяти тысяч человек, — говорит Анастасия.

Люди приходят самые разные. И помогают в меру сил. Один парень не знал, что лучше купить, в итоге по совету организаторов приобрел две коробки спреев от комаров и клещей. Это сейчас очень актуально для ополченцев, которые живут в лесах.

— 93-летний дедушка приехал из деревни в Псковской области, привез нам свой инсулин и сердечные препараты. Из дома он вышел в 4 часа утра, чтобы успеть. А уж откуда он про нас узнал — вообще непонятно, — удивляется хозяйка квартиры.

Большую помощь оказывают питерские врачи и студенты-медики, они приносят много лекарств и инструментов. Из ВМА в частном порядке передали носилки. Ветеринары снабжают перевязочным и шовным материалом, последний, кстати, у них тоньше и дешевле, чем у обычных врачей.

— Бабушки в соседнем дворе вяжут носки и передают для бойцов. Приходят питерские украинцы, а также таджики и узбеки. Те, кто дворниками работают, отдали нам несколько пар плотных рукавиц — как раз подойдут для строительства баррикад, — рассуждает Анастасия. — Заходил голландец с сыном, принес много разного чая. Дончанка, которая сейчас живет в Лондоне, примчалась к нам прямо с самолета с чемоданом, выгрузила из него чай, кофе, шоколад, много носков. Из-за границы звонят и предлагают деньги. Мы не отказываемся, нам нужны средства, чтобы машины могли доехать до границы.

Но бывают и не очень приятные звонки и гости. Пунктом сбора помощи уже интересовались питерские спецслужбы, пришли, все проверили, осмотрелись и ушли. Кроме того, на телефон Анастасии и Виктора уже не раз звонили с угрозами.

— А бывает, и просто звонят сочувствующие юго-востоку Украины, рассказывают про оставшихся там родственников, друзей, плачут, до истерик доходит. Так что я уже и как психолог работаю — выслушиваю, успокаиваю, отправляю пить валерьянку, — признается Анастасия.

«Сiль» ополченцам не нужна

От некоторых вещей в пункте сбора помощи отказываются. Например, категорически не надо приносить туда соль. Уже были прецеденты, когда доброжелатели сдавали пачки с надписью «Сiль», произведенные на Украине, почти в тех местах, куда гуманитарный груз и должен отправиться. Странный и нецелесообразный круговорот.

— Нам из Мурманска присылали консервированные огурцы. Тоже нелепо. Вот уж в Донбассе их хватает. Да и вообще продовольствие логичнее поставлять туда из соседних областей России, например, из Краснодарского края — там овощи и крупы дешевле, и везти ближе. В Питере мы решили сконцентрироваться на медикаментах и средствах защиты, — отметил Виктор.

По камуфляжу, кстати, тоже есть ограничения — не нужно отдавать форму расцветки «цифра». Такая сейчас используется в обмундировании российских военных. Украинские ополченцы ее не надевают, чтобы не было повода говорить о российском вмешательстве.

— Не надо жертвовать и оргтехнику. На всех ее все равно не хватит. К тому же она и так осталась в офисах, — говорит Виктор. — Зато нужны телефоны, те, что хорошо держат заряд — дня три. Можно приносить старые, главное, чтобы работали. У нас, правда, уже набралась целая коробка сломанных — и выкинуть жалко, и на Украину отправлять бессмысленно.

Счастливая тельняшка спасет от смерти

На днях в пункт сбора помощи доставили 60 армейских касок советского образца. Также отдают бронежилеты, приборы ночного видения, бинокли и даже один телескоп пожертвовали.

— Военные приносят старую форму, один мужчина даже свою «счастливую» тельняшку отдал — говорит, воевал в ней в Чечне, несколько раз его ранили, но так и не убили, — рассказывает Анастасия.

Кроме того, ополченцам, медикам и просто пострадавшим от обстрелов жителям юго-востока Украины нужны электрогенераторы, электрические плитки, походная посуда — котелки, чайники, плащи от дождя, спирт, палатки и спальники, фонари.

— Все не предугадать, список срочных нужд обновляется каждый день. Мы ведь многого и не знаем, а люди подсказывают, — отметила Анастасия. — Например, позвонили, предложили лекарства, которые используют при гемофилии. Офтальмологи сказали, что пригодятся средства для глаз — тем, кто в коме.

Из небольшой семейной инициативы пункт сбора помощи превратился уже в масштабную народную акцию. В квартиру на Вавиловых привозят вещи целыми машинами. Люди едут с разных концов города, из Ленобласти и соседних регионов — Новгородской, Псковской, Мурманской областей.

— Быстро это не закончится. Хотя мы уже и подустали. Думаю, сделать воскресенье выходным, чтобы был день прийти в себя. Но ведь на востоке Украины этой весной из-за военных действий посевную прозевали, только озимые остались и частные небольшие огороды. Многие люди потеряли работу, деньги со счетов не снять. Осенью там вообще голод может начаться... — с опаской смотрит в будущее Анастасия.