Медвежонка Сеню выкупили за 50 тысяч рублей

Питерские волонтеры вызволили заложницу из притравочной станции

11.12.2013 в 11:40, просмотров: 6757

Истощенного медвежонка Сеню доставили из Архангельской области волонтеры центра «Велес», который помогает диким животным выживать среди людей. Сеню ждала верная смерть на притравочной станции, но, к счастью, о животном узнали питерские спасатели. В Интернете был объявлен сбор средств, всего за три дня было пожертвовано 86 тысяч рублей. Медвежонка выкупили и привезли в Питер.

Медвежонка Сеню выкупили за 50 тысяч рублей

Довели до пневмонии

— Как Сеня (этот медвежонок — девочка) смогла дожить до сегодняшнего дня, непонятно, — говорит Ольга Березина, волонтер Центра «Велес». — У нее пневмония, она до сих пор не может подняться на задние лапы, только на передние. Медвежонок весит всего 10 килограммов, хотя в ее возрасте должна весить все 25. Еды хватало только на то, чтобы выжить. Сеня в четыре разе меньше своих сверстников.

До такого состояния медвежонка довели на притравочной станции в Архангельской области. На этих станциях диких животных используют в качестве притравы для охотничьих собак. Притравой может быть как маленький лисенок или барсук, так и взрослый медведь. Выглядит этот процесс так: в специально построенную деревянную нору пускают животное и натравливают собак. Те рвут зверя (так положено), потом его отбирают, зашивают ему раны, подлечивают и снова пускают в «работу». И так — до момента, когда уже не могут откачать. Крупных животных вроде медведя привязывают на цепь и травят собаками. А чтобы они не поранили собак, им удаляют клыки, а иногда и когти. Защитники животных уже собираются идти в Конституционный суд, чтобы работу притравочных станций расценивали как уголовное преступление — жестокое обращение с животными.

Торг длился сутки

Как оказалось, медвежонок был изъят из природы на законном основании — по лицензии. Сеня осталась сиротой, и охотхозяйство попросило хозяина притравочной станции взять ее себе. Хозяин, Станислав Забалов, которому позвонили питерцы с предложением отдать медвежонка, заявил, что готов продать Сеню за 80 тысяч рублей (для справки: обычная цена за медвежонка составляет 20 тысяч рублей)! Торговались сутки, в итоге сговорились на 50 тысяч.

— Честно говоря, я сомневался, что мы соберем такую сумму, — говорит Александр Федоров, руководитель «Велеса». — Но уже на следующий день после того, как был объявлен сбор средств в Интернете, стало понятно, что нужная сумма будет.

Люди жертвовали и по 500, и по 5 тысяч рублей, понимая, что речь идет не о покупке животного, а о выкупе заложника. В результате за три дня было собрано почти 90 тысяч рублей! Хватило и на выкуп Сени, и на бензин туда-обратно.

За Сеней немедленно выехали на автомобиле волонтеры. Путь в полторы тысячи километров они проделали без остановок, так как, без преувеличения, дорога была каждая минута. Медвежонок, судя по тому, как он выглядел на фотографиях, мог погибнуть от истощения в любой момент.

Берлога — лучшее лекарство

Сейчас общее состояние Сени немного улучшилось, ее кормят йогуртом и колют антибиотики. Ветеринарный врач наблюдает за ней каждый день. По словам сотрудников Центра «Велес», чтобы вернуть медвежонка в дикую лесную жизнь, понадобится реабилитация, которая предполагает нормальную зимнюю спячку. Только перезимовав в берлоге и наладив биоритмы, медвежонок сможет покинуть неволю и выжить в диких природных условиях. Но есть опасение, что заснуть ему вряд ли удастся — слишком слаб.

После того как Сеня поправится, ее отправят в Карелию — в национальный парк «Калевальский». Он расположен на территории, приграничной с Финляндией. Сене соорудят персональную искусственную берлогу в виде будки размером 120 на 120 и поставят ее в тихом сарае. Медвежонка положат спать до весны, но будут за ним постоянно присматривать — если проснется, придется подкармливать.

Тем временем

Под Питером будут жить гималайские медведи

Питерские зооспасатели на днях выехали в Приморский край, где под угрозой гибели оказались два взрослых медведя.

Почти 20 лет в селе Дубовый Ключ Приморского края супруги Иван и Любовь Лещенко спасали и выкармливали гималайских медведей. Медведи попадали к пенсионерам крошечными медвежатами, в подавляющем большинстве случаев после браконьерских охот в берлогах, где погибали их матери. В 2013 году Иван Лещенко тяжело заболел и осенью умер. Справляться с животными одна его супруга не могла, и тогда медведей перевезли за 300 километров от места их проживания, в Уссурийское охотхозяйство, где основная часть медведей была выпущена в природу.

— Еще летом мы общались с представителями администрации и просили не выпускать их, так как это опасно в первую очередь для людей, — рассказывает руководитель «Велеса» Александр Федоров. — Фактически так и получилось: два медведя пришли в деревню и разгромили ее. Их отловили и привезли в охотхозяйство. Вели они себя очень агрессивно и, по решению ветеринарной службы, были отстрелены.

Но в охотхозяйстве остались еще два медведя — мальчик и девочка (медведица к тому же беременна).

— Я связался с Департаментом охотнадзора Приморского края, который курирует этих медведей, — говорит Александр Федоров. — Они готовы передать их нам бесплатно, также за свой счет они проведут карантин, оформят все документы и сделают необходимые прививки. Медведей мы отвезем в Рапполово во Всеволожском районе, где находится наш центр. А после того, как мы оформим участок в 18 га под Питером, переселим мишек туда.