Киднеппинг, которого не было?

В Петербурге очередная состоятельная семья громогласно бьется за детей

11.04.2018 в 09:57, просмотров: 698

Кажется, и года не проходит, чтобы в Северной столице не разгорался скандал вокруг развода и раздела детей и имущества в зажиточных семьях. И как правило, наиболее известен в таких случаях муж.

Киднеппинг, которого не было?
По определению суда дети сейчас живут с папой. Фото: vk.com

Сначала все обсуждали развод Андрея Аршавина (со временем, после заключения мирового соглашения между бывшими супругами разговоры прекратились). Потом город будоражила судебная тяжба Александра Кержакова с бывшей сожительницей. Решался вопрос, с кем должен жить их общий ребенок. Мальчика отдали отцу, дама забеременела в очередной раз (имя отца до сих пор скрывается) и о семейных скандалах в среде питерской богемы вновь забыли. До конца прошлого года. В декабре 2017-го социальные сети «ВКонтакте» и «Инстаграм» заполонили сообщения и фотографии с заявлениями о краже детей и требованием вернуть их матери. Их автор — мама двух мальчиков — Юлия Шик. О ней известно не очень много. Девушка из не бедной семьи, мама живет в другом регионе. В 18 лет снималась для шоу на MTV «Уроки соблазнения». До замужества и беременности несколько лет проработала менеджером в одном из питерских банков. Папа, которого обвиняют в киднеппинге, как уже сложилась традиция в Петербурге, более известен и состоятелен — директор Музея уличного искусства Андрей Зайцев. Учреждения, широкого известного не только в городе, но и в мире. «МК» в Питере» попробовал разобраться, с чего начался конфликт и какая правда, у каждого из его участников.

«Маленьким детям нужна мама»

По словам Юлии Шик, семейная жизнь у них с Андреем разладилась еще в октябре 2016 года. Они начали жить раздельно - Андрей собрал вещи и ушел из собственного дома. Детей навещал по воскресеньям. Регулярно выдавал деньги на «еду, детские вещи, занятия».

- Он говорил, что чаще приезжать не может, так как у него много работы. Хотя я говорила ему, что мальчикам нужно общаться с отцом, - рассказала Юлия. - Конечно, одной управляться и с детьми и с домом сложно. Я нашла няню, которая приходила три раза в неделю и помогала мне.

А однажды Андрей позвонил и сказал, что хочет отвезти детей отдохнуть в Грецию. Билеты на него, мальчишек, бабушку и няню уже куплены.

- Сказал, что взял мини-отпуск и они едут в Грецию на неделю. Я их проводила на вокзал, но когда вернулась домой, замки в дверях оказались поменяны. А их поездка в итоге растянулась на пять месяцев! 6 декабря я подала на развод и определение местожительства детей. Но только после того, как я отменила для детей визы, они вернулись, - рассказывает Юлия.

Полиция и службы опеки, в которые обратилась женщина с заявлениями о краже детей, в помощи отказали: в глазах закона мальчики отдыхали со своим папой, который состоит с мамой в браке. Де-юре, киднеппинга о котором заявляла Юлия в соцсетях, нет и все происходящее — не более чем размолвки в семье.

По возвращению в Петербург мальчики и дальше продолжили жить с папой. Как говорит Юлия, сначала ей даже не сказали, где находятся дети. Хотя в Инстаграм она сообщала, что они живут чуть ли не на конюшне. Потом сообщила, что видеться с ними ей позволяют буквально по паре часов и под присмотром психологов.

- Но ведь маленьким детям нужна мама! Младший он говорит, как взрослый, хотя ему всего 3,5 годика, - рассказывает Юля. - Понимаю, если в 10 лет дети могут сказать, с кем им лучше, выбрать. Но в юном возрасте детям нужна мама.

«Детям с ней жить опасно!»

Отец мальчиков Андрей Зайцев длительное время старался публично не реагировать на поднимающуюся в Интернете шумиху. Но в итоге решил не только через адвокатов в суде, но и лично журналистам рассказать свою правду и видение ситуации. По словам Андрея, некогда счастливая семья перестала быть такой из-за неготовности Юлии к материнству, необязательности в вопросе воспитания детей и любви девушки к тусовкам.

Из пояснения по встречному исковому заявлению Андрея Зайцева об ограничении родительских прав и определении места жительства несовершеннолетних детей

«Юля подвергает детей опасности из-за отсутствия должного внимания и контроля. 28 июня 2017 года в 22.00 я приехал домой, и застал Юлию сидящей на кухне в компании двух, незнакомых мне мужчин, примерно 40 лет. На вопрос, где дети, Юлия ответила, что они играют наверху. Я попросил, чтобы Юлия впредь не оставляла детей без присмотра, потому что считаю это опасным для их жизни, попросил ее укладывать детей спать, так как было уже довольно поздно, а мужчин попросил покинуть дом. Юлия сказала, что это были знакомые.

В августе того же года, приехав домой, я увидел что у младшего сына Федора на голове шишки и синяк на плече, когда я спросил, что случилось, Юлия сказала, что накануне к ней в гости приезжала подруга Пелагея с сыном Савелием, которому около 4-х лет. Юлия сидела и общалась с подругой на первом этаже дома, а дети играли на втором. Савелий толкнул Федю с лестницы, он кубарем скатился вниз <...> Я неоднократно просил Юлию не приводить подруг в дом, если ей это мешает заниматься детьми.

Юлия регулярно оставляла детей одних дома и просила нашего сторожа, чтобы он через окна приглядывал за детьми, а сама уезжала в магазин»...

Среди претензий Андрея к супруге и «неспособность» супруги «систематически воспитывать детей». По словам мужчины, Юлия была против того, чтобы у детей было расписание занятий, по которым четко понятно, в какой день что изучают и чем занимаются дети (такие расписания, к слову, распространены в продвинутых детсадах. - Ред.). А также позволяла себе с опозданием привозить детей на эти занятия.

- К сожалению, она просто не справлялась с детьми и поэтому из-за этого злилась и срывалась на них. В итоге, были постоянные склоки, драки... Это меня крайне не устраивало. Я долгое время надеялся, что это изменится, Юля станет более семейным человеком. Но в какой-то момент понял, что этого уже не произойдет. Наши отношения распались, - рассказал Андрей. - Я решил, что со мной детям будет лучше.

Готовы на мировую, но каждый на свою

Сейчас по определению суда Федор и Степан живут с папой. Суд определил, что так будет до вынесения окончательного вердикта. Помочь же принять решение должна психолого-педагогическая экспертиза, которая должна определить, к кому тянутся дети и с кем из родителей им лучше. Однако и тут мнения пары разошлись. Юлия не доверяет экспертам, которых нашел Андрей, Андрей не верит психологам, выбранным Юлией.

По мнению специалистов, к которым обратилась редакция «МК» в Питере», наилучший вариант в данном случае — подписание мирового соглашения, которое удовлетворит обе стороны. В противном случае ходить по судам можно до совершеннолетия детей, когда они сами определят, с кем хотят жить.

Между тем, по словам Андрея, от него и его адвокатов трижды поступало предложение встретиться и обговорить условия мирового соглашения. Но он каждый раз слышал отказ. Как сообщила Юлия, она планирует отказаться от половины совместно нажитого имущества в рамках мирового соглашения (хотя, по словам Андрея, все совместно нажитое, а точнее, купленное им в дом, Юлия и так уже вывезла). Правда, после развода, подаст на алименты. По мнению знакомых семьи, при любом раскладе выиграет Юлия. Если детей присудят отцу — вполне может заработать на волне нынешней популярности в Интернете. Если детей отдадут ей, она будет получать полное материальное обеспечение от бывшего мужа еще 15 лет.

- Юля начала угрожать мне, что испортит мою профессиональную репутацию. Она с подругами написала моим друзьям и коллегам, что я — похититель детей. Многие поверили ее словам и некоторые даже расторгли контракт с музеем. Ее подписчики регулярно угрожают расправиться со мной, сжечь мой дом и машину, устроить митинг в Музее и так далее, поэтому ради безопасности я и не сообщал Юле конкретное местонахождение детей, - сообщил Андрей. - Я очень надеюсь, что она поймет, что для детей лучше, если мы мирно обо всем договоримся...

Жаль только, что пока взрослые только ищут пути решения и никак не могут найти компромисс. Так ли иначе, если не точку, то хотя бы многоточие в этом деле, поставит суд. «МК» в Питере» будет следить за развитием событий.

МЕЖДУ ТЕМ

Одним из тех, кто увидел сообщения Юлии в соцсетях и решил помочь, был руководитель благотворительного фонда "Объятие" Роман Миронов. Он организовал сбор средств на оплату услуг адвоката, который был готов помочь составить мировой договор или завление. Однако Юлия вдруг от помощи отказалась. А на вопрос о причинах сообщила, что ей некогда - ждет разрешения на некую визу. Желание помогать отпало, а вот сомнения в том, что все несколько иначе, чем написано в соцсетях, появилось.

 

БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

Андрей Зайцев согласился на блиц-интервью, в ходе которого ответил на самые «неудобные» и острые вопросы журналиста «МК» в Питере».

- Случай с падением вашего сына с лестницы мог быть случайностью? Что вы имели в виду, говоря, что жена срывается на детях?

- Одна из нянечек рассказала мне, что однажды, Юлия собиралась на встречу с подругами. Степа, наш старший сын, расплакался, просил не уходить. Юлия сказала, что успокоит ребенка и заперлась с ним в комнате. Няня услышала, как Степа кричит: «Мамочка, не бей меня». А Юлия ему отвечала: «Я не бью, я защищаюсь». После этого Юлия уехала гулять, а няня стала утешать Степу, у которого были разбиты губы. Я после этого случая уговаривал Юлию пойти к психотерапевту, но она сказала, что не пойдет, так как не хочет, чтобы ей поставили диагноз. И что она умнее любого психолога. К тому же, как она заявила, ее мама «лупасила» все детство, и именно поэтому она «стала послушной и хорошей». Говорила, что улица – лучший воспитатель, что она имеет право бить детей, потому что они не слушаются. И что Степа ничего кроме битья не понимает, а Федя к этому привык. Когда мы приехали в Грецию, было очень трудно с детьми: Феде приходилось менять трусы каждые 10 минут, дети свирепо дрались, вцеплялись друг другу в волосы, пинались. Успокоились только через неделю.

- В разговоре с нами Юлия сообщила, что всегда была рядом с детьми...

- Юлия много времени проводила с подружками. Я ее неоднократно просил не брать на эти встречи детей. Говорил, что детей всегда есть с кем оставить, если захотелось отдохнуть с подругами и вином. У нас в семье не принято употреблять алкоголь при детях. Меня тревожила эта ситуация, я считал, что Юля наносит вред детям - таскает их по ресторанам, по компаниям, где пьют алкоголь и приводит такие компании в дом, где они тоже пьют алкоголь, пока дети предоставлены сами себе.

Скриншот страницы Instagram

- Вы не думали о том, что это проявление постродовой депрессии?

- Я понимал, что с маленькими детьми тяжело. Купил ей путевку на Бали, чтобы она там отдохнула, медитировала и занималась йогой. В итоге, Юля поехала в большой компании своих подруг и сестры. На страницах соцсетей ее подруг я видел сплошные фотографии с тусовок, а вовсе не йоги.

- Юлия сообщила, что вы, без предупреждения поменяли замки в общем доме, как только увезли детей. Неужели нельзя было решить вопрос «разъезда» мирно, не выставляя мать своих детей на улицу?

- Примерно дней через 7 нашего отдыха мне позвонил сторож и сказал, что Юля вывозит вещи из дома. Я позвонил ей, она ответила, что забрала свои вещи и переехала к маме. После этого я попросил сторожа поменять замки. На следующий день она кричала мне в трубку, что еще не все вывезла, что перебьет окна и выломает двери. Я попросил водителя приехать с ключом, подождать пока она заберет все, что ей надо, и закрыть дом.

- Почему вы не сообщил жене, что вернулись и тайно увезли детей в свой дом?

- Я понял, что возвращаться нам некуда, я не хочу, чтоб мои дети жили с мамой Юли, которая била дочь, пока та не «стала послушной». Вспомнил, Юлины угрозы, что она отсудит детей, увезет к родным во Владивосток, и я их никогда не увижу. Когда я пытался общаться с Юлией, понял, что она настроена исключительно на разрушение и не хотела договариваться, идти на компромиссы, которые устроят всех, искать решения, которые бы максимально защитили детей.




Партнеры