В Петербурге судят «черных риэлторов», орудовавших в городе более 10 лет

Все эти годы банда разыскивала в городе квартиры, в которых временно никто не жил, а потом присваивала их

28.03.2018 в 13:25, просмотров: 1235

Поиск новых квартир шел каждый день. Схема отъема жилья была хитрая: члены преступной группы переоформляли документы на квартиру на себя, а потом продавали ее.

В Петербурге судят «черных риэлторов», орудовавших в городе более 10 лет
Фото: vlg-media.ru

Спичка в двери

Преступления совершались, как правило, по единой схеме. Правая рука организатора мошенников некто Антон Вершинский (имя изменено, чтобы не разглашать данные до суда. — Ред.) искал недвижимость, в которой никто не жил. По словам заместителя начальника 4-го отдела следственной части ГСУ ГУ МВД Олега Косатенко, при задержании в доме Вершинского была обнаружена записная книжка с данными потенциальных и фактических жертв.

— То есть, для него это была работа, — рассказывает Олег Косатенко, — С 2006 года этот человек каждый день вставал утром и ездил по городу, выбирая подходящие квартиры.

Так, например, жертвами мошенников стали мать с дочерью, уехавшие почти на полгода в гости к родным в Америку. Еще один потерпевший получил квартиру в наследство. Сдавать ее не стал, просто закрыл и появлялся там раз в полгода.

Присмотрев квартиру, Вершинский звонил соседям в дверь и, представившись сотрудником социальной или коммунальной службы, спрашивал, где владелец. Услышав, что его давно не видно, мошенник помечал объект — ставил спичку в дверь. Через неделю возвращался и проверял, на месте ли она. Через семь дней Вершинский снова приезжал: если спичка оставалась нетронутой, квартира поступала «в работу». Ее аккуратно вскрывали и обследовали. Если удавалось найти свидетельство о праве собственности — отлично. Если нет, ничего страшного: преступная схема просто занимала чуть больше времени.

Особым знаком черных риэлторов была обычная спичка. С ее помощью они проверяли, появлялись ли хозяева квартиры.

Тем временем организатор — назовем его Пешков — каким-то образом добывал полные данные владельца квартиры: серию, номер его паспорта, дату и место выдачи. А Вершинский находил так называемого «космонавта» — человека, который будет выдавать себя за настоящего владельца квартиры. Как правило, в «космонавты» шли бомжи, алкоголики, проигравшиеся игроманы. Платили им немного — всего пять тысяч рублей за квартиру.

Затем мошенники изготавливали поддельный паспорт с данными настоящего владельца жилья и фотографией «космонавта». И отправляли его по инстанциям восстанавливать якобы утерянные документы на квартиру. После этого выставляли жилье на продажу.

Играли на жадности — квартиру предлагали ниже рыночной цены. И, конечно, быстро продавали. А покупатель, польстившийся на дешевизну, потом кусал локти. Ведь объявившийся законный владелец, естественно, отправлялся в суд, сделку признавали недействительной и обязывали покупателя вернуть квартиру, а продавца — деньги. Правда, к этому моменту продавец уже исчезал.

— Фактически, покупатели пострадали даже больше владельцев квартир, ведь они остались и без жилья, и без денег, — объясняет Олег Косатенко. — В одном из случаев они успели еще и вложиться в квартиру: сделать в ней ремонт.

Сделка с мертвым

Одной из первых жертв мошенников стал владелец квартиры, расположенной в одном из домов по улице Звездной. Случилось это еще в феврале-марте 2006 года. Сотрудники правоохранительных органов тогда сумели установить предполагаемого преступника и объявить его в розыск. Но найти его так и не удалось. Было только известно, что преступления, скорее всего, совершил некто Вершинский. Но где он живет? Как он действует? Кто его сообщники? Все это оставалось загадкой.

Справка МК Предупрежден — вооружен

Схем отъема недвижимости у граждан существует несколько. Одна из них — та, по которой действовали Вершинский и товарищи.

  1. Обмен. Чаще всего на эту удочку попадаются одинокие пенсионеры, наивные выпускники детских домов и алкоголики. Мошенники предлагают им привлекательные условия: пенсионерам жизнь в комфортном доме престарелых, бывшим детдомовцам — более просторное, отремонтированное жилье и работу вне Петербурга. И все это — взамен уже имеющейся квартиры. Заканчивается это всегда одинаково. Людей вывозят в Ленобласть, селят в бараки.
  2. Подделка завещания умершего одинокого человека. Мошенники переоформляют на себя якобы завещанную квартиру и быстренько ее продают. Эта схема особенно страшна тем, что одиноких собственников жилья, которые не желают отправляться на тот свет, могут и убить, чтобы ускорить события.
  3. Оформление опекунства над недееспособным человеком, имеющим жилье. Затем квартиру продают, а бывшего хозяина просто выставляют на улицу.
А Вершинский все это время жил по поддельному паспорту, такому же, какие использовались при квартирных аферах. По словам Олега Косатенко, однажды полиция даже задержала его за какую-то мелкую «административку». Проверили документы, но узнать, что это тот человек, которого объявили в розыск, не смогли. Так и жил наш подозреваемый, чужое жилье высматривал. Дело же о квартире на Звездной висело нераскрытым.

Еще одним «глухарем» стало уголовное дело по афере с жильем 54-летней Анны Чуйковой (имя изменено. — Ред.). В 2006 году Вершинский узнал, что та признана недееспособной и живет в психоневрологическом интернате, а ее квартира на Витебском проспекте пустует. По версии следствия, Вершинский с организатором Пешковым изготовили поддельный паспорт на имя Чуйковой, оформили от ее имени поддельную доверенность на продажу квартиры и, якобы, продали ее Вершинскому.

В том же далеком 2006 году подобным образом переоформили жилье умершего человека, подделав его паспорт и заключив по нему договор купли-продажи.

Мошенников не останавливало даже то, что некоторые квартиры были не приватизированы. В 2015 году жертвой аферистов стал наниматель социального жилья в Спасском переулке. По версии следствия, мужчина жил с матерью в другой квартире, а в Спасском переулке практически не появлялся. Мошенники провернули аферу так: Вершинскому (он выступил в роли «космонавта») изготовили поддельный паспорт на имя нанимателя лакомого жилья. Затем с этим документом он отправился в ЗАГС, где заключил брак с сообщницей Ириной Смирновой (имя изменено. — Ред.). Та, кстати, тоже «не светила» своим настоящим документом. После женитьбы Вершинский написал отказ от права приватизации в пользу Ирины. С этим документом она быстро приватизировала квартиру и продала ее.

Как объясняет Олег Косатенко, сделано это было для того, чтобы запутать следы и усложнить взыскание спорной квартиры. Если реальный наниматель жилья обратился бы в суд, утверждая, что квартиру не приватизировал и не продавал, в суде появилась бы Ирина, которая сказала бы примерно следующее: «Ничего не знаю, это действительно мой муж, он дал мне право приватизировать жилье, так что все законно». Чье слово окажется более веским для суда — вопрос.

Уголовная «изюминка»

Вообще, поддельные паспорта в этом деле — одна из главных загадок. Следователям не удалось установить, кто «сливал» предполагаемым мошенникам паспортные данные людей и изготавливал такие качественные фальшивки.

— Ни один мошенник не сдаст тех, кто помогает ему с документами, — объясняет Олег Косатенко. — Дело в том, что услугами по изготовлению фальшивок пользуются многие преступники. Человек, который проболтается об этом, долго не проживет.

По словам Олега Косатенко, так же трудно обычно доказать причастность организаторов к мошенничествам. Они себя хорошо защищают. Например, как рассказывают следователи, в одном из уголовных дел организаторы брали с исполнителей расписку о некоем мифическом долге. И затем в суде этой распиской защищались: мол, денег мне должны, вот и оговаривают. В деле «черных риэлторов» с Пешковым был знаком только Вершинский, «космонавты» же главу никогда не видели. Задержать организатора удалось благодаря работе оперативников отдела по борьбе с этнической преступностью уголовного розыска главка, собравших массу улик и доказательств.

Когда Пешкова задержали, Вершинский тут же отказался от всех своих показаний и отказался говорить со следствием. А Пешков быстро обзавелся адвокатами: их у него четыре. Но следователи уверены: в суде он поплывет и признается, улик достаточно.

Когда верстался этот номер, стало известно, что Смольнинский районный суд вынес мошенникам приговор. Организатор «получил» четыре года лишения свободы в колонии общего режима, его правая рука – пять лет. Свою вину они признали.




Партнеры