"Государство в России существует для себя, а не для людей"

Трагедия, которая произошла в Кемерово, может, наверное, случиться в любой стране...

28.03.2018 в 17:55, просмотров: 1587

Правда, почему-то только в новейшей России раз за разом выясняются одни и те же подробности: помещение изначально было пожароопасно, сигнализация не сработала, аварийные выходы были заблокированы…

Но первая и самая страшная мысль, которая попросту взрывает мозг, — не о безответственности хозяев помещений и коррумпированности пожарной инспекции. Она — о государстве, в котором мы живем.

Фото: vk.com

На протяжении целого дня, когда интернет буквально заливали потоки сообщений о катастрофе, происходящей «здесь и сейчас» и унесшей жизни десятков (если не больше сотни) людей и десятков (!!!) детей, российские государственные каналы — все как один — просто не замечали происходящего. И продолжали методично отрабатывать заранее заготовленную «триумфальную» сетку вещания. «Россия-24» повторила четырехчасовой фильм о Владимире Путине, «Россия-2» показала большое интервью Путина с Владимиром Соловьевым и т.д.

Сам вновь избранный президент РФ также не нашел ни времени, ни слов, чтобы лично и гласно отреагировать на трагедию. Лишь вечером из его аппарата поступило протокольное известие за подписью пресс-секретаря Дмитрия Пескова: «Владимир Путин глубоко соболезнует родным и близким погибших при пожаре и желает скорейшего выздоровления всем пострадавшим». Ну, и, само собой, президент «выслушал доклады» и «дал поручения».

И даже на следующий день, когда множество иностранных политиков и дипломатов — австрийских, турецких, американских, казахских, киргизских и других — направили в Россию искренние слова соболезнования, написанные, разумеется, от первого лица и человеческим языком, — российские информагентства лишь воспроизвели этот песковский канцелярит. Добавив к нему волнующие подробности о том, что премьер-министр РФ Дмитрий Медведев также заслушал Пучкова-Скворцову-Голодец и также «распорядился, поручил и направил».

…Когда в Баренцовом море гибла подводная лодка «Курск», свежеизбранный в тот момент президент Путин лишь на четвёртый день этой многодневной трагедии прервал свой отпуск в Сочи. А когда американский журналист Ларри Кинг, спустя несколько дней, спросил Путина, что же случилось с лодкой, то услышал короткий бесстрастный ответ: «Она утонула».

Тогда, наверное, кому-то могло показаться, что российский президент столь лаконичен потому, что не желает раскрывать «вероятному противнику» какие-то сверхважные военные тайны. Но какая «военная тайна» помешала Путину сразу же и человеческим языком, а не песковской «пургой», отреагировать на случившееся в Кемерово? Тайна, что самая главная российская «скрепа» — это абсолютное безразличие «великой державы» к людям? Да только какая ж это тайна…

P. S. То, что, в конце концов президент решил отправиться в Кемерово, дела, в общем, не меняет. Важно то, что сделал он это не тогда, когда был должен, а тогда, когда счёл нужным для себя. Точно так же он поступил и в 2000 году в истории с «Курском». И в 2004 году в ситуации с трагедией Беслана. Запоздало-расчетливая реакция главы государства на трагедию национального масштаба — знак того, что государство в России существует для себя, а не для людей.




Партнеры