Почему после 17 лет дружбы абхазы так и не полюбили россиян

В этом году в Абхазию приехало на треть меньше туристов из России, чем в прошлом

12 сентября 2017 в 13:48, просмотров: 3313

Курорты маленькой, но гордой страны больше не кажутся столь привлекательными. Еще бы — к весьма ненавязчивому сервису добавились нападения на российских туристов. Нам как будто там не рады. Но, несмотря на это, Россия продолжает усиленно помогать Абхазии.

Почему после 17 лет дружбы абхазы так и не полюбили россиян
Фото: sochitravels.net

Регулярнее других в Абхазию ездит Владимир Путин. 8 августа он побывал там уже в четвертый раз. После непродолжительных переговоров с местным лидером Раулем Хаджимбой было объявлено о начале сотрудничества двух государств в сфере медицинского страхования. Так это подавалось в официальных новостях. «Сотрудничество» — звучит приятно для всех. На деле «дружба» получается какой-то однобокой. Взять то же медстрахование. Что произошло на самом деле: российский фонд ОМС открыл свои представительства в Абхазии, чтобы живущим в этой стране гражданам РФ было проще получить свои полисы. Раньше-то им нужно было ехать за ними в Россию. Полисы дают право лечиться в нашей стране. Губернатор Краснодарского края тут же отрапортовал, что его регион, как самый близкий к Абхазии, готов к пациентам из соседней страны — поликлиники и больницы к их услугам. С начала 2017-го, к слову, в них обслужили уже примерно 1,2 тысячи абхазов. Теперь их может стать в разы больше. Потому что в Абхазии из примерно 240-тысячного населения 190 тысяч (то есть почти 80 процентов) — граждане России. Это результат акции невиданной щедрости начала 2000-х. Тогда Россия активно предлагала абхазам свое гражданство, выдавала общенациональные и заграничные паспорта. Зачем это делалось в то время — понятно: Кремль создавал дружественную буферную страну на границе с Грузией и повод при необходимости вмешаться в грузино-абхазский конфликт с целью «защиты соотечественников». И спустя семнадцать лет не забывает о молодом независимом государстве. Все это правильно. Но хотелось бы и чего-то в ответ. Например, бесплатную медицинскую помощь гражданам России на территории республики — нашим туристам, приезжающим в Абхазию. Но нет, тут у нас нет никаких преференций, обслуживание только по туристическим полисам, наравне с любыми другими туристами.

Гражданство снова не дают

И такая игра в одни ворота наблюдается по многим позициям. Самый яркий пример с гражданством. Сначала мы раздали абхазам российские паспорта, в 2008-м одними из первых Москва официально признала Абхазию как независимое государство. Премьер-министр молодой республики Александр Анкваб обронил в то время такую фразу: «Абхазия и Россия — два истинно братских народа... Скоро любой желающий из России сможет стать гражданином Абхазии».

«МК» в Питере» еще тогда обратил внимание на это обещание. Наш корреспондент попытался получить гражданство солнечной Абхазии. Но не тут-то было. Новому государству было не до того, жаждущего паспорт и прописку в Сухуми журналиста попросили подождать, пока страна встанет на ноги. Спустя год мы повторили эксперимент. Результат тот же. И в 2010-м нас снова постигла неудача. Может быть, в 2017-м ситуация в Абхазии улучшилась? Ведь в Москве давно и успешно работает посольство этой страны. Но вот беда — стоит только озадачиться вопросом гражданства, как тут же натыкаешься на официальном дипломатическом сайте на объявление: «Консульский отдел Посольства Республики Абхазия в РФ временно не осуществляет прием населения по вопросам: Приобретения гражданства Республики Абхазия (см. «Закон о гражданстве РА»)».

— А временно — это насколько? — пришлось поинтересоваться в посольстве.

— Нет ничего более постоянного, чем временное, — философски ответили на том конце провода. — Знаете, это объявление у нас на сайте висит со дня открытия посольства. Пока что из МИДа не было указаний что-то менять. И не предвидится.

В посольстве порекомендовали обращаться в комиссию по гражданству — ехать в Сухуми, подавать заявление. И опять же — все на общих основаниях. А это значит, что рассчитывать на гражданство можно, лишь прожив 10 лет в Абхазии. И нет никаких поблажек «братскому народу».

Земля только для своих

Аналогичная ситуация с другой давней проблемой — приобретением недвижимости в Абхазии. Закон запрещает ее продажу любым иностранцам, в том числе и россиянам. И в то же время сделки постоянно совершаются. Участки и дома на побережье или в горах продают нашим соотечественникам, используя серые схемы — выдавая доверенности, оформляя завещания или долгосрочную аренду. Но то и дело «покупателей» обманывают, выселяют, выгоняют, отбирают то, за что уже получили деньги. И каждый президент Абхазии, приходя к власти, обещает заняться этой проблемой, но почему-то не занимается.

Суровость законодательства в сфере недвижимости в Абхазии отчасти объяснима тем, что еще со времен войны многие дома стоят в руинах, то и дело вспыхивают конфликты за землю и дома между местными жителями. После выселения грузин много где происходили самозахваты.

Россия на уровне страны выделяет финансовую помощь Абхазии (в 2016-м она составила около 2,5 миллиардов рублей). Деньги тратятся в том числе на строительство и восстановление зданий и инфраструктуры. А просто россиянину купить себе домик в «гостеприимной» республике невозможно. Те же проблемы и у бизнеса — предприниматели вкладываются, но, если у них нет поддержки среди местных властей, быстро вынуждены уходить с рынка.

Добивают последних туристов?

Впрочем, обычным российским туристам в Абхазии до последнего времени было неплохо — море, горы, фото с обезьянкой, не Лазурный Берег, конечно, зато тихо. С головой можно было окунуться в заповедник советского прошлого, любуясь дачами генсеков и живописными развалинами. С местными если и были стычки, то мелкие — там обсчитали, тут обхамили. Серьезных происшествий с россиянами на территории Абхазии в 2016-м, например, не было зафиксировано ни одного. А этим летом — как прорвало.

11 июля — двое абхазов, вооруженные пистолетами и ножами, напали на москвичей, возвращавшихся с рыбалки. Андрей Кабанов встал на защиту жены и ребенка, был ранен и вскоре умер.

В конце июля — новое нападение. На сей раз ворвались в дом, где жили петербуржцы, переехавшие в Абхазию на ПМЖ. Пытаясь узнать, где спрятаны деньги и драгоценности, злоумышленники пытали женщину горячим утюгом. Грабители до сих пор не найдены.

2 августа, всего за 6 дней до визита Путина в страну, опять ЧП — на складе взорвались боеприпасы, оставшиеся еще со времен грузино-абхазской войны. Туристические тропы и экскурсионные маршруты проходили всего в нескольких сотнях метров от эпицентра взрывов. Тогда погибли две петербурженки (см. фото), еще 34 россиянина были ранены.

А под конец сезона из Абхазии пришли новости о заложниках. Двое жителей Екатеринбурга попали в Гагрском районе в ДТП. Вторая машина принадлежала местным жителям. Спокойно договориться не удалось, и россияне чуть было не оказались в плену. Впрочем, после вмешательства российского посольства выяснилось, что обошлось без кавказских пленников. Успокоившись, водители договорились, что екатеринбуржец заплатит пострадавшей стороне (а свою вину в аварии он признал) 200 тысяч рублей. Правда, еще неизвестно, чем бы все закончилось без огласки и привлечения дипломатов.

После таких происшествий турпоток в Абхазию из России может еще больше сократиться. И это, кстати, будет правильно. Потому что какая-то странная и однобокая у нас с абхазами дружба. Дружить пока получается почему-то только на уровне лозунгов и российских денежных вливаний в экономику маленькой, гордой, но неблагодарной республики.

Кстати

Абхазы не спешат возвращаться на родину

Все население Абхазии по численности равно примерно количеству жителей одного района Петербурга. Казалось бы, стране нужны руки для восстановления и развития, профессионалы в разных отраслях.

Из-за войн и национальных конфликтов за последние два века большое число абхазов были вынуждены уехать с родной земли. По приблизительным подсчетам, сейчас около полумиллиона абхазов живут за рубежом, в 53 странах мира. В то время как в самой республике их около 122 тысяч (примерно 50 процентов населения страны). И еще с 1992 года в Абхазии действует программа репатриации соотечественников. Им предоставлялось жилье, 80 процентов были трудоустроены, выделялась материальная помощь — в последнее время она составляет 10 тысяч рублей в месяц (уж не за российский ли счет?). Недавно комитет по репатриации озвучил цифры — в страну в последние годы (уже после войны с Грузией) вернулось всего около восьми тысяч абхазов. Чуть меньше 600 человек переехало из Сирии. Правда, пожив несколько месяцев, некоторые из них вернулись снова в воюющую страну или двинулись дальше — в Европу.

Самая большая абхазская диаспора за рубежом проживает в Турции. И хотя Анкара до сих пор официально не признала независимость Абхазии, с ней Сухуми налаживает отношения едва ли не охотнее, чем с Россией.






Партнеры