Петербургский актер получил китайский «Оскар»

Кажется, петербургского актера Артема Цыпина куда лучше знают за границей, чем в России

11 сентября 2017 в 14:02, просмотров: 1025

Он получил приз международного кинофестиваля в Пекине за главную роль в картине о Петербурге «Белая белая ночь». В России же этот фильм даже не вышел в прокат. Пару раз его показали на «Ленфильме», причем на одном из сеансов устроили встречу с самим Цыпиным. На нее пришло три зрителя. Другая картина с Артемом — «Теснота» — в этом году на Каннском фестивале получила приз Международной федерации кинопрессы.

Петербургский актер получил китайский «Оскар»
Фото из личного архива Артема Цыпина

Колин Фаррелл — за русское кино

— Мне кажется, в Европе сейчас с большим интересом относятся к российскому кино, — говорит Артем Цыпин. — Недаром сразу три наших фильма попали в главные программы последнего Каннского фестиваля. Помимо картины «Теснота», в которой я сыграл одну из ролей, это фильмы Андрея Звягинцева «Нелюбовь» и Сергея Лозницы «Кроткая», о котором долго спорили, какой стране он принадлежит (у Лозницы украинское гражданство, но с 2000 года он работал режиссером на Петербургской студии документальных фильмов, а потом эмигрировал в Германию. — Ред.). Судя по большому количеству отзывов критики на эти фильмы, интерес к русскому кино на Западе неподдельный.

— Как думаете, с чем он связан?

— Во-первых, с тем, что мы делаем хорошее кино. Если в основе фильма звучит какая-то человеческая нота, то его всегда примут. Во-вторых, и об этом уже говорил Александр Сокуров, Каннский фестиваль очень любит определенные темы. Например, если дело касается евреев, холокоста, то кинокритики с большой долей вероятности выберут эту картину. Возможно, это сыграло свою роль и с фильмом «Теснота» (в центре сюжета еврейская семья, живущая на Северном Кавказе в 90-х годах. Неизвестные похищают сына с невестой и требуют выкуп. — Ред.). Лично я не знаю, какие игры ведутся в Каннах, но Сокуров опытный человек, ему видней. Кстати, не исключено, что в этом фильме европейского зрителя привлек и национальный колорит. Северный Кавказ для западного зрителя — терра инкогнита. Они даже не очень понимают, где это на карте.

— Какие еще темы, связанные с Россией, могут быть выигрышными на Западе?

— Я думаю, заинтересовала бы тема войны. Например, в Донецке. Но не очень понятно, как снимать такое кино: если ты покажешь в фильме официальный российский взгляд на эти события, это вряд ли понравится Западу. А если сделаешь кино с противоположных позиций, то не сможешь его выпустить в России. В этой связи Кантемир Балагов (режиссер «Тесноты». — Ред.) поступил очень мудро. Он снял фильм о событиях, произошедших не вчера, а почти 20 лет назад. То время больше не причиняет нам очень острой боли, мы уже немного остыли, раны затянулись. А если снимать кино по принципу «утром в газете — вечером в куплете», то даже к самому хорошему фильму будут вопросы.

— Говорили, что голливудский киноактер Колин Фаррелл поддержал в Каннах российское кино. Во время кинофестиваля он сделал совместное фото со съемочной группой «Тесноты»... Этот снимок потом облетел все российские СМИ.

— В некотором роде это действительно была поддержка. Пусть и не прямая. Получилось все случайно: премьеры «Тесноты» и фильма «Роковое искушение» с Колином Фарреллом состоялись в Каннах в один день. А перед этим был фотоколл (протокольная съемка артистов и создателей фильма. — Ред.), причем съемочную группу «Рокового искушения» фотографировали как раз перед нами. Фотографы так долго снимали главных героинь картины блондинок Николь Кидман, Кирстен Данст и Эль Фаннинг, что Колин Фаррелл устал дожидаться своей очереди. Поэтому он отошел в сторону покурить. Тем временем фотосет вдруг закончился, и организаторы пригласили на съемку уже нас. Когда Колин вернулся, он понял, что про него-то и забыли. Координатор, сообразив, что произошло, всплеснул руками и сказал нам что-то вроде: «Уходите, уходите, сейчас сюда придет звезда». Но Колин ответил: «Ничего страшного, я прекрасно сфотографируюсь вместе с ребятами». Это было очень мило и галантно с его стороны, мы были тронуты. А мои девчонки (исполнительницы ролей в «Тесноте» Ольга Драгунова и Дарья Жовнер. — Ред.) и вовсе пришли в восторг. Толком пообщаться с Колином мы не смогли. Он успел лишь повернуться к девчонкам и сказать: «Ай эм Колин» и побрататься со мной. А потом убежал на пресс-конференцию.

Роскошь и бедность — всегда рядом

— Канны — не единственный кинофестиваль, где отметили вашу работу. Сыграв главного героя в картине «Белая белая ночь», вы получили приз на Международном кинофестивале в Пекине. Его еще называют китайским «Оскаром». Где российских актеров встречали лучше: в Каннах или в Пекине?

— На Пекинском кинофестивале все утопает в роскоши, китайцы вообще за все готовы были платить. Например, я неделю жил за счет фестиваля в пятизвездочном отеле. Меня буквально на руках носили, и это еще до того, как я стал лауреатом. Когда мы случайно обмолвились, что хотели бы посмотреть Летний императорский дворец, китайцы всполошились: «Почему же вы молчали раньше!» Тут же появилась машина с переводчиком, и мы отправились на экскурсию. При этом с точки зрения организации и планирования фестиваля все было чудовищно. Расписание картин на английском языке было не найти. Девочки, приставленные к каждой команде и якобы говорящие на русском, по факту им не владели. И почти не говорили по-английски. В общем, у меня сложилось впечатление, что китайцы готовы тратить огромные деньги, делать крутой кинофестиваль, но не знают как.

В Каннах все по-другому. Там я жил в небольшом трехзвездочном отеле. Помню, как его сотрудники 18 часов искали мне утюг. Нашли буквально за полчаса до моего выезда на премьеру, когда я уже бился в истерике. Отель находился где-то в пригороде, и ночной автобус до него ходил раз в час. Поэтому после красной дорожки и блеска кинофестиваля я брел пешком на свою остановку. Так что в Каннах я прекрасно понял, что роскошь и бедность всегда рядом. a

— В Китае было особенное отношение именно к русским актерам или вообще ко всем гостям?

— Мне показалось, что ко всем. Это очень уважительное отношение, традиционно восточное, как будто вокруг тебя ходят на цыпочках. Но при этом никакого подобострастия я не чувствовал.

— А русское кино там знают?

— Да. Например, у них хорошо прошла в прокате картина «Битва за Севастополь» с Юлией Пересильд в главной роли. Оказывается, китайцам очень нравятся героические фильмы про войну, с батальными сценами, подвигами солдат и ожидающими их девушками. Такие ленты они готовы покупать в России.

Сразу же после завершения Пекинского кинофестиваля был большой банкет, на котором, помимо актеров, присутствовали всевозможные партийные руководители. И один из них, строго глядя на меня, сказал: «Партия дала добро на съемки фильма о любви китайского юноши и славянской девушки, которую он находит в горах. Мы хотим доверить российской актрисе Юлии Пересильд главную роль!» Юля к тому времени уже уехала в Москву, о чем я и сообщил этому партийному боссу. И тут же пошутил: «А мужских ролей в этой картине нет?» Но никто не отреагировал. Шутки там не проходили, все были очень серьезными, а подчиненные партийных боссов — и вовсе немного запуганными. В общем, это неудивительно — партия активно следит за развитием культуры. Мой друг режиссер Леонид Алимов несколько лет подряд ставит в Китае спектакли. В том числе по советским пьесам. В Китае сейчас огромный интерес к советским 70-м годам, и такие вещи очень хорошо идут. Например, большой популярностью у китайцев пользовался спектакль «Сослуживцы» (по этой пьесе Эльдар Рязанов снял «Служебный роман». — Ред.). Так вот Алимов рассказывал мне, что каждый его спектакль принимала специальная партийная комиссия.

Трое в зале, не считая актера

— После Пекинского кинофестиваля вы почувствовали себя в Китае звездой?

— Интерес со стороны прессы действительно был большим. После фестиваля о нас вышло много статей. Зрители тоже хорошо приняли наш фильм, аплодировали, кланялись. Правда, в китайский прокат картину не взяли. Равно как и в российский. Последнее для меня странно и обидно. Получается, в Китае русский фильм о Петербурге вызвал больший ажиотаж, чем в России! У нас «Белую белую ночь» разве что пару раз показали в кинотеатре «Ленфильма». Причем флаеры на сеанс раздавала возле метро «Горьковская» моя дочь. А в другой раз продюсер этой картины пригласил меня на встречу с публикой. Я обрадовался, пришел. В итоге в зале оказалось три зрителя и я. Мы хорошо пообщались, все было очень мило, но немного абсурдно...

— Возможно, причина в том, что столица кино сейчас все-таки Москва, а в киноиндустрии Петербурга мало что происходит. У питерских артистов, на ваш взгляд, вообще есть шанс прославиться, получить роли в крупных проектах?

— Мне скоро 50. И я до сих пор не знаю, что надо сделать, чтобы оказаться среди звезд. Но получить хорошую кинороль можно и в Питере. Правда, в последний год и на «Ленфильме», и вообще в России резко сократилось количество кино- и телепродукции. В том числе сериалов, за счет которых мы живем. Причина проста — нет денег. К счастью, иногда какие-то пробы все-таки случаются.

 

Больше фото смотрите в группах «МК» в Питере» в социальных сетях: facebook.com/mk.v.pitere, vk.com/mkvpitere.



Партнеры