Эре антибиотиков приходит конец

Привычные лекарства с каждым годом работают все хуже и хуже

14 июня 2017 в 18:48, просмотров: 1643

О том, как не вернуться в «доантибиотическую эру», «МК» в Питере» рассказал Сергей Сидоренко, доктор медицинских наук, профессор кафедры микробиологии и микологии СЗГМУ им. Мечникова.

Эре антибиотиков приходит конец

К 2050 году — 10 миллионов жертв

— Сергей Валентинович, насколько ужасно было бы возвращение в «доантибиотическую эру»?
— Мы забыли те времена, когда воспаление легких или гнойный фурункул на ноге были вполне «нормальными» причинами смерти человека. Менингит был однозначно приговором (сейчас нам удалось снизить смертность до 10 процентов). После появления антибиотиков начиная с 40-х годов смертность от инфекций в развитых странах сократилась в 10 раз. В 70-е годы нам казалось, что инфекции побеждены навсегда. О том, как жилось до их изобретения, забыли не только обыватели, но и сами врачи. К сожалению, в начале XXI века наступил так называемый кризис антибиотиков. Об этом говорят цифры — в среднем трех-пяти лет после начала массового употребления лекарства достаточно, чтобы микробы начали к нему адаптироваться. При этом с 2010 по 2015 год в практику было внедрено лишь два новых антибиотика.

— Насколько плохи дела? Как быстро растет устойчивость бактерий к уже существующим лекарствам?
— Уже сейчас ситуация хуже, чем семь лет назад. Врачи сталкиваются с этим каждый день. В случае легких инфекций врач может и не отдавать себе отчет, что все больший процент пациентов не реагирует на назначенный курс лечения и нужно менять один препарат на другой. Реаниматологи в больницах, наоборот, замечают, что несколько лет назад от перитонита умирало меньше людей, чем сейчас. Правительство Великобритании провело независимое исследование, чтобы спрогнозировать смертность от антибиотикорезистентности к 2050 году. Выяснилось, что если устойчивость к антибиотикам будет расти с той же скоростью, что и сейчас, то через 30 лет от «привыкших» к лекарствам микробов ежегодно будет умирать около 10 миллионов человек. Сейчас по той же причине в странах, где ведется подобный учет — в Европе и Америке, — умирает несколько десятков тысяч человек в год. 

Съездить в Индию за «супербактерией»

— Какие микробы сегодня представляют особую опасность?
— Есть так называемые супербактерии, которые устойчивы к карбапенемам. Так называется группа антибиотиков, которые до сегодняшнего дня считались «палочкой-выручалочкой» при самых тяжелых инфекциях. Но сейчас появились бактерии, ферменты которых устойчивы к этим препаратам. Самая большая беда в том, что в ближайшие 5–6 лет на рынке не появится антибиотиков, которые заменят карбапенемы.

— Откуда взялась эта «супербактерия»?
 — Ее источником изначально является Индия. Там 40 процентов здорового населения носят ее в себе. Скорость распространения колоссальная. Трое из 57 туристов, посетивших Индию, возвращаются домой с этой бактерией в кишечнике. У них ничего не болит, и при счастливом стечении обстоятельств через 3–4 месяца она из кишечника уйдет. Но если в этот период у них случится, например, аппендицит, то их перспективы будут крайне сомнительны. В Россию импорт этих устойчивых бактерий происходит в больших объемах, но пока мы видим только верхушку айсберга.

Новое поколение бактерий появляется за 10 минут, а антибиотиков — за 10 лет

Проблеме антибиотикорезистентности бактерий была посвящена отдельная сессия на недавнем Петербургском международном экономическом форуме. Эксперты назвали сложившуюся ситуацию неравным боем. А виной всему — человеческая беспечность и жадность фермеров. 

Открытие пенициллина изменило эволюцию

Ученые подсчитали: на Земле обитает примерно 10 в 30-й степени бактерий. За 3,5 миллиарда лет, что они живут на планете, эти существа приспособились к жизни практически во всех средах. 
— Открытие пенициллина стало огромным прорывом в борьбе с бактериями, но не решило проблему. Они обитают даже в вулканах, и уж тем более могут адаптироваться к антибиотикам. А человечество почивало на лаврах, мы решили, что уже все хорошо. И упустили время. Использование антибиотиков изменило эволюцию бактерий, — объяснил председатель комиссии по антимикробной резистентности Ассоциации британской фармпромышленности Джеймс Андерсон. — Проблема резистентности стала следствием нашей беспечности. 

Эта беспечность проявлялась по-разному. Так, в нашей стране до сих пор можно спокойно купить антибиотики в аптеке, хотя практически на всех упаковках подобных препаратов написано, что их следует отпускать только по рецепту врача. 

США в свое время затормозили разработки новых антибиотиков. Примерно 15 лет назад там были сильно ужесточены правила регистрации таких препаратов. 

— И тогда многие компании приостановили разработки антибиотиков. Им это было коммерчески невыгодно. А США — это около 40–50 процентов мирового рынка антибиотиков. И их действия оказали существенное влияние на процесс разработок по всему миру, — рассказал гендиректор одной из крупнейших российских фармкомпаний Василий Игнатьев. 

Сейчас, когда о проблеме резистентности заговорили на международном уровне, начали обсуждать ситуацию в ООН, правила, наоборот, смягчились. Разработки активизировались. Но, как заметил представитель крупной американской фармкомпании Стефен Бриггер Лунд, «для образования нового поколения бактерий требуется 10 минут, а на разработку нового антибиотика уходит 10 лет».

Злоупотребляют все

Ввязавшись в бой с бактериями, человечество начало его проигрывать из-за своих же ошибок. 

— Золотой век антибиотиков, в моем понимании, закончился в 1970-х. Сообщения об антибиотикорезистентности появились в 1940-х. А бурно об этом заговорили в 1980–1990-е, именно когда антибиотики начали массового использовать в сельском хозяйстве, — говорит замглавы Россельхознадзора Николай Власов. 

В конце XX века антибиотики стали очень активно применять не только для лечения скота, но и в качестве стимуляторов роста животных. В ответ бактерии начали еще быстрее приспосабливаться, причем как в организмах самих животных, так и в людях, которые получают антибиотики с мясом и прочими продуктами. 

— Да, бактерии приобретают устойчивость из-за неправильного применения препаратов в медицине, но еще больше этот эффект формируется и становится устойчивым в результате роста стимулирующего использования антибиотиков в сельском хозяйстве, — уверен Николай Власов. — Пока мы не поссорились с Европой и Америкой, у нас были десятки тысяч случаев в год, когда мы задерживали на границе грузы с превышающим допустимые нормы остаточным содержанием антибиотиков. Причем это были товары даже из Дании, которая, в моем понимании, образец правильного поведения. Но и там злоупотребляли. То есть это повсеместная проблема. Сейчас задерживаем и из Южной Америки. 

Власов также обратил внимание, что уже сейчас в США антибиотики применяются в сельском хозяйстве и для борьбы с болезнями растений, «а это еще более опасно, чем лечение животных».

Надежда есть!

— Способность бактерий приспосабливаться к антибиотикам обуславливается механизмами популяционной адаптации, которая заключается в последовательном, генетически запрограммированном повышении или понижении выработки определенного набора белков, — рассказал член-корреспондент РАН Алексей Тутельян. — Они как раз и позволяют бактериальной клетке выжить в неблагоприятной среде, в том числе и под воздействием антибиотиков, дезинсектантов, антисептиков. Эти белки сейчас рассматриваются учеными как потенциальные мишени, при создании нового типа препаратов, которые будут блокировать адаптационные возможности бактерий.

Таким образом в ближайшее время, возможно, будет найдена альтернатива антибиотикам — препараты, которые станут не просто убивать бактерии, а лишат их главного оружия — возможности приспосабливаться.



Партнеры