В Коми безнаказанно горит нефтяная скважина

Крупный пожар тушат уже неделю, а поиск виновных и вычисление ущерба, судя по всему, займет гораздо большее времени

18 апреля 2017 в 10:49, просмотров: 2880

10 апреля в нефтяном месторождении имени Алабушкина (территория муниципального образования Усинск Республики Коми. — Прим. ред.) полыхнуло. По словам жителей деревни Щельябож, расположенной всего в 8 километрах от скважин, на месторождении взорвалась емкость с соляркой объемом в 10 кубов.

В Коми безнаказанно горит нефтяная скважина
Фото: savepechora.ru

О произошедшем они сообщили в общественную экологическую организацию «Комитет спасения Печоры». По словам тех же жителей, при взрыве пострадал один человек. Официальные данные компании «Лукойл-Коми», которой принадлежит месторождение, гласят, что погибших и пострадавших нет.

Интересно, но среди новостей на сайте регионального МЧС вообще нет сообщения о возгорании на скважине, хотя по звонку журналистов представители экстренных служб сообщают, что площадь пожара составляет 600 квадратных метров, а огненный факел бьет вверх на 20 метров. Со стихией пытаются совладать, правда, пока безуспешно, около двухсот огнеборцев и ста единиц техники.

Интересны и расхождения в сообщениях о том, что же произошло на месте ЧП. В экстренных службах сообщают: «Причины пожара уточняются». Еще более аккуратная на слова прокуратура города Усинска сообщила, что организовала проверку «соблюдения законодательства о промышленной безопасности опасных производственных объектов, а также природоохранного законодательства». По результатам проверки обещают принять исчерпывающий комплекс мер прокурорского реагирования. Правда, с оговоркой - «при наличии оснований». В то же время компания «Лукойл-Коми» сразу называет имя виноватого в грядущей экологической катастрофе на территории Коми — ООО «КомиКуэст Интернешнл». Мол, подрядчик проводил капитальный ремонт скважин, произошел (по предварительным данным) выброс газожидкостной смеси, которая и рванула.

В ожидании катастрофы

Впрочем, вовсе не это беспокоит жителей окрестных деревень (до деревни Кушшор от скважин 7,8 км, Щельябож — 8, Новикбож - 26). По их словам, месторождение здесь было разведано относительно недавно, а добыча черного золота ведется всего пять лет. Раньше ее не выкачивали из-за высокого содержания сероводорода, который сейчас выбрасывается в атмосферу. Как уточнили в Комитете спасения Печоры, дебит скважины — около 600 кубов в сутки. При этом более 200 кубометров на один добытый куб нефти — газ, из которого 14 процентов — сероводород. Именно он не дает сейчас огнеборцам справиться со стихией. А каково приходится жителям населенных пунктов, которые и так время от времени жаловались экологам на запах, доносящийся с месторождения? Сейчас ситуация ухудшилась настолько, что люди готовы бросать свое имущество и земли и переселяться подальше от горящих скважин.

Ситуация дошла до того, что общественники написали письмо к министрам с просьбой вмешаться в ситуацию и принять срочные меры. По словам экологов, то, что происходит сейчас, — это лишь цветочки. Ягодки придется собирать весной, когда начнет сходить снег.

«Пожар сопровождается выбросом большого объема нефтепродуктов, а также продуктов горения, которые оседают в значительном радиусе от аварийного объекта. Это неизбежно приведет с началом интенсивного таяния снега к мощному загрязнению реки Печоры. Следует учесть также, что площадка расположена в низком месте в пойме реки и уже неоднократно затапливалась в период половодья, что усугубит ситуацию – разнесет загрязнение на значительно большую площадь, будут убиты пойменные озера, где местные жители занимаются рыбалкой – места, которые являются источником жизнеобеспечения для безработного сельского населения», - говорится в сообщении комитета.

Виновных стоит искать в министерствах?

Да, по словам представителей нефтедобывающей компании, во всем виноват подрядчик. Но некоторые эксперты уверены, что виновных стоит искать совсем в другом месте. В частности, есть мнение, что причину произошедшего стоит искать в объединении республиканских Министерства промышленности, транспорта и энергетики с... Министерством природных ресурсов и охраны окружающей среды.

Инициатива о слиянии двух ведомств поступила от главы Коми Сергея Гапликова в середине прошлого года. Тогда было сообщено, что два, казалось бы, мало пересекающихся в своей деятельности министерства дублируют функции друг друга. Объединение же позволит избежать большого документооборота и сэкономит бюджетные средства. Тех, кто был против слияния, зампредседателя правительства Коми Николай Герасимов убеждал: промышленная безопасность республики вышла на новый уровень, и только объединение двух ведомств способно как ответить на амбиции бизнеса, так и решить экологические и природоохранные задачи. Среди тех, кто не видел смысла в слиянии, был и экс-министр природных ресурсов Коми Александр Боровинских. По его мнению, не стоило лишать республику такого органа, как Министерство природы.

- Если уж требовалось сократить чиновников, то следовало объединить министерства промышленности и экономики. У них схожие полномочия. А Минприроды трогать не стоило, - говорит Боровинских.

Возражения высказывали и экологи. Поднялась волна протеста. Итог всего этого — появление Министерства промышленности, природных ресурсов, энергетики и транспорта.

Когда указ об объединении ведомств был подписан, глава Коми пообещал жителям республики: «Промышленность будет соблюдать и законы, и экологические стандарты».

Насчет стандартов ничего не можем сказать, но то, что к аварии, грозящей экологической катастрофой, оно оказалось не готово — очевидно.

Когда 10 апреля на нефтяной скважине рванул бак с горючкой, стало понятно: с объединением министерств поторопились. Кто и за что отвечает, по какому принципу происходит лицензирование фирм-подрядчиков, как действовать в экстренной ситуации – «объединенным» чиновникам не ясно, а реагировать надо оперативно. Сотрудники министерства попросту не успели наладить работу, а потому ответственными за произошедшее себя не считают. А ведь именно руководитель нового ведомства заявлял, что это слияние — не удар по экологии, а еще один шаг к обеспечению реальной экологической безопасности региона.

Как будет дальше складываться ситуация в Коми – не знает никто. Комитет спасения Печоры совместно с Гринписом России уже обратился к главе республики Сергею Гапликову, а также к руководителям республиканских надзорных органов с требованием объективной квалификации события, оценки масштабов загрязнения, медицинского обследования жителей окрестных сел. Экологи настаивают на привлечении к уголовной и административной ответственности виновников произошедшего.





Партнеры