В пользу жертв теракта в метро за неделю собрали больше пяти миллионов рублей

17 апреля 2017 в 13:31, просмотров: 1693

Прошло больше недели после взрыва, прогремевшего в вагоне поезда между «Сенной» и «Техноложкой». Но многие из пострадавших продолжают бороться за жизнь, их состояние оценивается медиками как крайне тяжелое. За их судьбой следят тысячи людей по всему миру — молятся за здоровье, переводят деньги на реабилитацию, пишут слова поддержки.

В пользу жертв теракта в метро за неделю собрали больше пяти миллионов рублей
Фото Замира Усманова

«Только не бросайте меня!»

24­-летней жительнице Сертолово Эвелине Антоновой не повезло — она находилась прямо за спиной террориста-­смертника. Выпускница Политехнического университета ехала в метро на собеседование — она претендовала на должность менеджера по подбору персонала. Утонченную и красивую девушку в школе называли в шутку «тургеневской барышней», Эвелина увлекалась танцами, книгами, музыкой. Травмы, полученные ею при взрыве, были настолько тяжелыми, что родителям, прибывшим в Институт скорой помощи имени Джанелидзе, пришлось опознавать свою дочь по маникюру — ее лицо было скрыто повязкой: оторван нос, обожжены глаза, осколочные ранения черепа и мягких тканей. Во время взрыва Эвелина отвлеклась на телефон, что спасло ее зрение. Пассажир соседнего вагона по имени Геннадий на руках вытащил девушку из покореженного состава и передал медикам. По его словам, она была в сознании, несмотря на сильные травмы, шептала: «Только не бросайте меня!» и смогла прошептать номер телефона своей сестры.

Спустя неделю после теракта Эвелина по­прежнему находится в больнице. Ее перевели в отделение хирургии, сделали несколько операций. Она пришла в себя. Питается через трубку, обожженные руки пока под повязками, на теле много колото­резаных повреждений, дефекты на лице. Одноклассники Эвелины оперативно организовали сбор средств для помощи семье девушки с хештегом #эваживи. Отклик сочувствующих был таким мощным, что спустя несколько дней сбор был прекращен —

на карточку родителей Эвелины со всей страны пришло около трех миллионов рублей. Были и попытки нажиться на чужом горе — мошенники под видом родственников выложили в Сеть номер «Яндекс­кошелька», на которые «все желающие могут переводить деньги пострадавшим от теракта». Но после проверки эти фейковые группы были блокированы.

Часть средств, по задумке одноклассниц, должна пойти на пластические операции, которые потребуются Эвелине в будущем, чтобы восстановить лицо. Узнав о такой проблеме, несколько пластических хирургов уже предложили сделать все операции бесплатно. Один из них Денис Агапов. Он доцент кафедры пластической хирургии Медицинского университета имени Павлова и главврач одной из крупных клиник.

— Я готов бесплатно провести и саму операцию, и договориться со стационаром о размещении пациентки, а также на себя возьму траты на медикаменты, — пообещал Денис Агапов в разговоре с корреспондентом «МК» в Питере».

Он уже связался с родителями Эвелины. Но саму девушку пока увидеть не смог. Врачи НИИ скорой помощи пока не пускают к ней посторонних.

Власти Ленинградской области тем временем пообещали оплатить необходимые пластические операции Антоновой. Это вызвало споры о целесообразности дополнительных «народных» сборов средств на ее лечение.

«Правительство обещало выплатить пострадавшим в теракте 500 тысяч рублей, но получить их можно лишь после того, как пройдет следствие и Эва получит справку, что действительно стала жертвой теракта и понесла тяжелый вред здоровью, — объясняет в соцсетях одноклассница Эвелины Анастасия Пчелина. — Сколько по времени будет идти следствие — неизвестно (над Синаем теракт расследовали 6 месяцев), а финансирование необходимо уже сейчас —

Эвелине нужно специальное питание и пижама, которая бы приносила минимум дискомфорта».

— Кроме того, сейчас речь идет об операциях по восстановлению функций организма, например, чтобы нос дышал. Чуть позже можно будет думать об эстетической пластике. И мое предложение останется в силе и через полгода, и через два года. Когда бы пострадавшие ни обратились, я готов им помочь, — говорит Денис Агапов.

«В том вагоне во мне выключился какой­-то тумблер»

Еще одна жертва теракта — 18-­летняя студентка РГУП (Университета правосудия) Анна Селезнева — поступила в НИИ скорой помощи в крайне тяжелом состоянии — открытая черепно­-мозговая травма, отеки, осколочные ранения на руках и ногах. О том, что Аня была в злополучном вагоне, ее родители узнали, только спустя несколько часов, до этого она фигурировала в списках пострадавших под номером 512. Спустя неделю Анна все еще находится в медикаментозной коме, дышит с помощью аппарата искусственной вентиляции легких. Ей сделали операцию на открытой ране ноги, врачи оценивают ее состояние как тяжелое, но стабильное. Друзья создали группу помощи, где за несколько дней было собрано около двух миллионов рублей.

«Я чувствовала, что я не одна со своей бедой, что люди своими мыслями и молитвами рядом со мной и доченькой, — написала мать Ани на ее страничке. — Это придавало мне силы и помогло выдержать первые, самые трудные дни после трагедии. Я знаю, что Анечка также чувствовала ваши молитвы о ней и участие. Я уверена, что именно помощь, поддержка и молитвы всех небезразличных к судьбе Анечки людей дали ей силы вернуться к жизни. Я верю, что мы вместе справимся с этой бедой и моя доченька вернется к полноценной жизни. Низкий поклон всем и материнская благодарность».

35­-летняя жительница Мурманска Марина Кочунова только спустя неделю пришла в себя — она находилась близко к эпицентру взрыва и сильно пострадала: черепно­-мозговая травма, открытый перелом голени, неполный отрыв трех пальцев стопы, сквозное ранение предплечья, грудной клетки. Врачи во время операции удалили осколки черепа и поражающих предметов из лобной части мозга, пришили пальцы на ноге, на месте перелома поставили металлическую пластину. Ее состояние оценивается медиками как тяжелое. К беде мурманчанки и земляки, и петербуржцы тоже не остались равнодушными, собрав около 600 тысяч рублей на ее реабилитацию.

«Сегодня наша Мариночка открыла глаза! — обрадовал всех неравнодушных в понедельник, 10 апреля, ее муж Роман Кочунов. — Ее вывели из медикаментозного сна, отключили искусственное дыхание, она нас узнала и кивала на наши вопросы, обещала, что будет держаться. Она огромная молодец! Опасный период до месяца, не переставайте верить, огромное спасибо за ваши молитвы и поддержку».

Еще одна пострадавшая пришла в себя — это Алена Медянцева, дочь погибшей кукольницы Ирины Медянцевой, спасшаяся благодаря героизму матери, инстинктивно заслонившей дочку от взрыва.

«Хочу выразить огромную благодарность моим родным и близким, замечательным сопереживающим врачам и просто всем за поддержку, — написала Алена у себя на страничке. — Всем, кто в этой суматохе успевает купить моих и мамочкиных кукол. Наши куклята сделаны с такой любовью и добротой, я постараюсь продолжить через своих кукол дарить радость в мир... такой порой страшный, жестокий и несправедливый. Я лежу в больнице с минно-­оскольчатыми ранами руки и ноги, контузией и лопнувшими перепонками. Осколки вынули, прооперировали, уши лечат, пока еще слышу слабо. Но все это обязательно заживет со временем. Кроме сердца... В том вагоне во мне выключился какой-­то тумблер. Вытрясли душу... Берегите себя».

МК­-факт

Основной удар пришелся на студентов

Среди пострадавших и погибших было много студентов. Удар бомбы приняли на себя студенты двух вузов — ПГУПС (Путей сообщения) и ФИНЭКа.

— В ФИНЭКе в 14:15 как раз кончается пара, — объяснила «МК» в Питере» преподаватель информатики Алина Ращупкина. — Поэтому неудивительно, что в полтретьего многие студенты были в метро и ехали от «Невского» в сторону «Техноложки». В больнице остается мой студент Лев Гаюн, у него лопнули барабанные перепонки. Погиб 20­летний Максим Арышев из Казахстана. Сначала его по ошибке обозвали террористом­смертником, но потом выяснилось, что он был просто жертвой, как и остальные.

В Университете путей сообщения пострадало 13 студентов. Девять из них находятся в больницах города, а 20­-летняя Дильбара Алиева погибла на месте. Красавица азербайджанка несколько лет назад вместе с родителями переехала жить в Петербург из Баку, мечтала стать психологом.






Партнеры