Как власть и метрополитен проспали теракт

14 апреля 2017 в 13:24, просмотров: 8001

Пока врачи борются за жизни и здоровье пострадавших при теракте, петербуржцы постепенно начали возвращаться в метро. В день после трагедии казалось, что в подземке больше полицейских, чем пассажиров. Первый шок прошел. Но страх за свою жизнь остался. Потому что ни техника, на которую были потрачены миллионы рублей, ни многочисленная охрана не в состоянии вычислить смертника с бомбой в рюкзаке.

Как власть и метрополитен проспали теракт
Фото Замира Усманова

60 миллионов на ветер?

После взрыва в петербургском метро власти по большому счету расписались в своем бессилии противостоять подобным смертникам. Владимир Путин на встрече с руководителями спецслужб стран СНГ констатировал, говоря об угрозе терактов: «Мы видим, что ситуация, к сожалению, не улучшается». Глава комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров также заявил: «Трагедия, которая произошла в Петербурге, говорит о том, что меры по противодействию терроризму — законодательные и специальных служб — не сработали».

Что уж говорить о мерах, принятых «на местах», а конкретно в самом питерском метро. В 2015 году подземка потратила 60 миллионов рублей на установку металлодетекторов во всех наземных вестибюлях. Всего поставили 325 рамок. Тот тендер выиграла московская фирма — ЗАО «Современные наукоемкие технологии». И тогда —

после победы на выгодном конкурсе — представители «СНТ» охотно рассказывали про свои «наукоемкие технологии» и столь полезные для общества металлодетекторы. Сейчас, после того, как террорист пронес через эти самые рамки две бомбы, начиненные металлом, гендиректор ЗАО Дмитрий Басов от интервью отказывается, считая возможным выбирать, с какими СМИ общаться, а с какими нет.

Впрочем, и так все понятно — деньги потратили, рамки установили, а они не помогают. Премьер­министр Дмитрий Медведев уже подписал документ с очередным перечнем мер по усилению защиты метро от террористических угроз. Например, планируется создать круглосуточные группы быстрого реагирования на теракты. Кроме того, будут проработаны «уровни безопасности» для разных транспортных средств, а каждую станцию оценят на предмет ее уязвимости для экстремистов. Здорово! Но про «уровни безопасности» производители металлодетекторов из «СНТ» уже рассказывали «МК» в Питере» два года назад, как раз когда ставили рамки в питерском метро. Речь шла о том, что металлодетекторы должны настраиваться по «заявке» от спецслужб. То есть если бы в ФСБ ожидали теракта, то в метро могли бы усилить контроль. Но этого не произошло. Возникает вопрос: два года ничего не делалось? Систему «уровней безопасности» хотели ввести, но так и не сделали этого, несмотря на то, что со всех сторон трубили об угрозе от запрещенного в России ИГИЛ? Тогда где гарантия, что эту идею реализуют теперь? В 2015­м рамки ставили после того, как террористы взорвали самолет, летевший из Шарм­эш­Шейха в Петербург. Погибло 224 человека. Неужели мало? И надо было

дожидаться еще одного взрыва, теперь уже в метро, чтобы снова вспомнить про «уровни безопасности»?

Бессмысленно, но со звуком

На полную мощность, то есть на выявление даже мелких металлических предметов у проходящих, рамки в вестибюлях метро включили уже после взрыва. Детекторы усиленно замигали красными лампочками почти на каждого проходящего через них. Впрочем, например, в прошлую пятницу (7 апреля) на «Старой Деревне» дежурил лишь охранник метро, даже полицейского не было. Как в самые мирные времена.

В понедельник (10 апреля) после проверки прокуратуры на рамках включили еще и звук. Ибо прокуроры вдруг выявили, что если дежурные в вестибюле отвлекутся и не будут смотреть на металлодетекторы (а такое часто бывает), то они и не узнают о том, что аппараты выявили кого­то подозрительного. С понедельника детекторы заголосили. Но что это дало? В утренний час пик толпа пассажиров как шла через эти рамки, так и идет, но еще с противным звуковым сопровождением, которое только пугает пассажиров. Потому что у каждого в голове мелькает лишь один вопрос: если у кого­то из идущих рядом есть что­то «опасное», то почему его не останавливают? А проверить всех, на кого среагировали металлоискатели, физически не возможно. Если просить раскрыть сумки и расстегнуть одежду, то метро будет парализовано. Это очевидно. Выборочный контроль тоже не внушает доверия.

«У вас что, война?»

Корреспонденты «МК» в Питере» присмотрелись к «усиленным» мерам безопасности. Усиление оказалось весьма хаотичным. На одних станциях метро выстраивались патрули из 5–6 полицейских, да еще и с собаками, а на других мелькал лишь страж порядка, больше похожий на курсанта из полицейского колледжа, да традиционные работники метро в синих форменных рубашках.

— Я не имею права вам ничего рассказывать, — сначала сообщил нам сотрудник службы контроля метрополитена, стоящий у турникета станции «Владимирская», когда мы стали расспрашивать, как же из толпы «зазвонивших» пассажиров вычленяют возможных злоумышленников и террористов. Но потом все же разговорился. — Это многоступенчатая система безопасности. Рамки определяют, сколько при человеке находится железа. Дальше в работу включается наш сотрудник, который с помощью методики профайлинга — то есть наблюдения за пассажирами — выявляет потенциально опасных лиц. Как в Израиле — у них первоклассные специалисты по определению террористов «на глаз». Но не переживайте, у наших сотрудников тоже глаз уже наметан! (Мы разговаривали с охранником минут семь. За это время за проходившим через рамки потоком людей никто не следил, молодой парень в полицейской форме тоже куда­то отлучился. — Ред.)

По словам сотрудника СКМ, рамки стали для них головной болью.

— Сейчас после теракта пассажиры беспокоятся, требуют чуть ли не двойные рамки установить, — говорит он. — А до этого почти каждый день возникали конфликты — люди, которых мы останавливаем для дополнительной проверки, возмущались, по какому праву мы их останавливаем, отказывались проходить осмотр, требовали вызвать полицейского. Приходили правозащитники, говорили, что эти рамки нарушают права человека, и требовали их убрать. Кстати, как ни странно, но больше всего удивлялись нашим мерам безопасности европейцы — видя металлодетекторы, они спрашивают: «У вас что, война?» Оказывается, в Европе, при всей их тяге к безопасности, рамок в метрополитене нет —

ни в Берлине, ни в Праге, ни в Париже.

На какие именно особенности внешности и поведения наши специалисты по выявлению террористов обращают внимание, так и осталось неясным. Так, один из корреспондентов «МК» в Питере» через день после теракта зашел в метро на «Сенной площади» с другом, на поясе у которого висел 30­сантиметровый кинжал. Никто и глазом не повел в их сторону. А спустя пару дней того же журналиста остановили на «Горьковской», когда он шел с фотоаппаратом в объемном кофре, пропустили через дополнительную рамку металлодетектора и благополучно отпустили, даже не заглянув в сумку.

Работа мечты

В прошлую среду в Москве министр транспорта Максим Соколов наградил нагрудным знаком «Почетный работник транспорта РФ» инспектора службы контроля на метрополитене Альберта Сибирских. 3 апреля он обнаружил на «Площади Восстания» бесхозную сумку и дал сигнал о закрытии станции. Иными словами, он выполнил свою прямую обязанность, ничего более.

А вот его коллеги из наземного вестибюля станции «Академическая» не сделали и этого. Прокуратура уже выяснила, что, прежде чем зайти в метро, террорист проверил, не остановят ли его еще на входе — все­таки рамки, досмотр, СКМ и полиция. Смертник Акбарджон Джалилов зашел в вестибюль со стороны выхода и несколько минут наблюдал за сотрудниками подземки через стеклянную перегородку. Полицейского на месте не было вовсе. Его вызвали на станцию «Гражданский проспект», где кого­то поймали с мелкой партией наркотиков. Из троих сотрудников СКМ один болел и на работу не вышел. Его заменили двое стажеров, которые не имели права что­то делать с подозрительными личностями. Тот эскаэмщик, который должен был следить за турникетами, судя по всему, увлекся чем­то интересным в своем телефоне. А третий, который как раз был обязан следить за рамками, болтал с ним, стоя возле будки, и на металлодетекторы не особо обращал внимание. Джалилов все это видел, понял, что никакая поверка ему не грозит, и спокойно прошел к эскалаторам.

Ни о каком «профайлинге» и речи не шло. Рамки стояли «для мебели». А дежурные отдыхали. Кстати, попасть на эту должность в метро считается большой удачей. Туда мечтают устроиться отставные военные и прочие силовики, рано вышедшие на пенсию. Зарплата весьма не дурная, говорят, около 40 тысяч. А главное, работа не пыльная — сиди в будке, прогуливайся по вестибюлю, для отчетности прогоняй нужное количество людей через дополнительные металлодетекторы и сканеры багажа. При этом эскаэмщики получают, помимо зарплаты, отличный соцпакет с премиями, санаториями, ведомственными клиниками.

А результат такой системы защиты заставил содрогнуться 3 апреля всю страну.

Кстати

Кого еще не спасут «наукоемкие» рамки?

ЗАО «Современные наукоемкие технологии» установило свои металлодетекторы не только в петербургском метро, но также в московском. Кроме того, их рамки работают (или не работают?) в отделениях Сбербанка, Почты России, судах Москвы и Питера, на олимпийских объектах, в Жилищном комитете Смольного.






Партнеры