Как живется петербуржцам, переехавшим в страну кенгуру

Большинство россиян не знают про Австралию почти ничего

20 марта 2017 в 16:18, просмотров: 2983

Только то, что это очень далекий от нас континент, где водятся кенгуру и коалы и перепутаны времена года. При этом в Австралии не так уж мало наших соотечественников, переехавших на Зеленый континент. О том, к чему пришлось привыкать «на краю света», «МК» в Питере» рассказала бывшая жительница Петербурга Анна Михайлова.

Как живется петербуржцам, переехавшим в страну кенгуру
Фото из личного архива семьи Михайловых

Программистам и художникам — добро пожаловать

Идея переехать из Северной столицы в солнечную Австралию родилась у петербургской пары Анны и Дмитрия Михайловых спонтанно. Оба они специалисты в сфере высоких технологий и потому востребованы во многих зарубежных странах.

— Дима как-то спросил меня, куда я хочу поехать больше всего, — вспоминает Анна. — Я подумала и ответила, что в Австралию. Притом, что мое представление об этой стране было романтичным, основанным на романе «Поющие в терновнике»: я представляла себе холмистые просторы, где растут эвкалипты, пасутся овечки, а австралийцы скачут верхом на лошадях. В реальности все оказалось иначе.

Переехать «на край света» возможно благодаря специальной программе австралийского правительства — обладатели определенных профессий могут получить статус резидента страны без серьезных бюрократических препон.

— В списке были IT-специалисты, хотя в нем есть и няни, и художники, — говорит Анна. — Учитывается также возраст и уровень английского языка. Дима подходил по возрасту, но у него был недостаточный уровень английского, я наоборот — считалась слишком молодой, но английский знала лучше, однако вместе мы получили достаточное количество баллов для получения статуса резидентов, накопили средств и купили билеты в один конец.

Знакомство с Австралией петербуржцы начали с Мельбурна — они слышали, что этот город является культурной столицей Австралии и похож по атмосфере на Петербург, в отличие от более суматошного и богатого Сиднея.

— Вместе с годовалой дочкой мы нашли временное жилье в Мельбурне, — рассказывает Анна. — В течение первых трех дней купили машину — здесь без нее просто нереально. Первоочередная задача стояла перед Димой — найти работу как можно быстрее. Но первый шок нас ожидал, когда мы включили местное радио: хотя мы оба неплохо знаем английский, мы не поняли почти ни одного слова. С трудом разобрали только «rain» (дождь) и догадались, что это был прогноз погоды. У австралийцев свой сильный акцент (они «проглатывают» слова) и особый сленг — к этому трудно привыкнуть. Первое время Дима на собеседованиях не мог вымолвить больше «yes» и «no». Но спустя три месяца ему удалось найти работу в Сиднее, поэтому мы побросали все вещи в прицеп и поехали покорять эту австралийскую «Москву».

Русские празднуют Масленицу и жалуются на жизнь

— Мы год прожили в Сиднее, но так и не смогли полюбить этот город, — говорит Анна. — Там быстрый темп жизни, все спешат, торопятся. Кроме того, Сидней — очень дорогой для жизни город. Особенно это касается аренды жилья, причем снять однокомнатную квартиру почти нереально, их слишком мало. Мы снимали трехкомнатную, и это съедало львиную долю наших доходов. Хотя в Сиднее есть довольно большая русскоязычная тусовка, живущая в районе возле пляжа Бондай. Там русские центры, школы, кружки. Недавно прямо в центре Сиднея русские устроили празднование Масленицы, угощали всех блинами. С концертами приезжают отечественные звезды. А однажды на развивающих занятиях у своей дочки я неожиданно встретила… Николая Дроздова! Да-да, того самого из «Мира животных». Оказалось, у него в Австралии живет дочь, и он приходил на выступление своего внука. Русские создали и сообщества в Интернете, где обсуждают свои насущные проблемы. Но я оттуда «сбежала», потому что там постоянно все ноют и жалуются на жизнь, на местных «бестолковых» врачей, по любому поводу выписывающих антибиотики, на высокие налоги, на «понаехавших» китайцев...

Довольно быстро семья решила взять ипотеку и купить собственное жилье. Ипотеку в Австралии дают легко — 4 процента годовых при первоначальном 20-процентном взносе.

— Я стала изучать рынок недвижимости и нашла дом в Брисбене — это мегаполис на восточном побережье континента, — говорит Анна. — Там цены на дома ниже, но и работу найти труднее, чем в Сиднее. Повезло, что компания, в которой работает Дима, смогла его перевести в отделение в Брисбене. Поэтому мы снова погрузили все в машину и переехали.

Брисбен расположен ближе к экватору, поэтому климат там довольно жаркий. Например, австралийским летом (то есть с декабря по февраль) Анна с детьми (в прошлом году у нее родилась вторая дочь) старается без необходимости с 10 утра до 19 вечера на улицу не выходить.

— Солнце в Австралии безжалостное, — говорит бывшая жительница Петербурга. — Детская пластиковая игрушка, случайно оставленная на улице, за несколько дней становится абсолютно бесцветной. Скрывать свое тело от прямых солнечных лучей — первое правило безопасности. Детей в детском саду мажут солнцезащитным кремом с ног до головы по нескольку раз в день, надеть панамку так же важно, как в России — зимнюю шапку. Если мы идем купаться, то дети обязательно надевают солнцезащитный костюм для плавания, закрывающий все тело. Заплывать далеко никому не советуют — здесь водятся акулы.

Главный принцип — «без драм!»

Австралийцы к мигрантам относятся без снобизма — в основном из-за того, что страна на 90 процентов состоит из таких приезжих, если не в первом, то во втором или третьем поколении.

— Здесь много китайцев (кстати, именно они скупают недвижимость в городах, провоцируя рост цен), индусов, арабов, европейцев, — перечисляет Анна. — Что мне нравится в австралийцах — они вообще не «парятся». Ни по какому поводу. Главные их присказки — «без драм» и «не беспокойся!». Один старичок-австралиец мне как-то сказал, узнав, что я русская и недавно переехала в Австралию: «Тебе повезло, в этой стране все сумасшедшие, поэтому ты вряд ли сможешь сделать что-то неправильно!» Эта расслабленность проявляется в мелочах, например, здесь все спокойно ходят на работу в мятой одежде, как руководители, так и подчиненные. Хотя русские жены, живущие в Австралии, не перестают в соцсетях жаловаться на австралийскую «неопрятность». Особая каста — пенсионеры. Для них есть специальные кварталы, где могут купить жилье только люди старше 55 лет. Рано утром на океане можно встретить толпу бодрых старичков — они все катаются на каяках. Многие продают свои дома, покупают автодом и едут в путешествие по всей Австралии. Другие уезжают жить в Таиланд, где все дешево, а австралийская пенсия позволяет им шикарно проводить время.

Но самая богатая и привилегированная часть австралийцев наряду с врачами и учителями — это, как ни странно, мусорщики.

— Они зарабатывают в Австралии больше программистов, у них есть все возможные социальные льготы, эту работу почти невозможно получить, на каждую открытую вакансию выстраивается огромная очередь, — говорит Анна. — Такова политика государства, заботящегося о чистоте в городах. Мусорщик может позволить себе многое — например, целая команда представителей этой профессии совершила восхождение на Эверест и развернула там национальный флаг. Я сама ни одного мусорщика ни разу не видела — они работают по ночам. Но на улицах городов действительно идеальная чистота, поэтому австралийцы дома спокойно ходят в уличной обуви. Кстати, здесь вообще не чураются «грязной», по мнению русских, работы — например, один наш знакомый «айтишник» по выходным чинит унитазы для дополнительного заработка.

Два вида австралийцев

Петербуржцы заметили, что австралийцы делятся на две категории — одни катаются на серфе, бегают, следят за здоровьем, а другие весят по 200 килограмм и тоннами едят пиццу.

— Иногда вижу обычных работяг-строителей, которые во время обеденного перерыва пьют свежевыжатый сок, едят салатик и фрукты, — рассказывает Анна. — Здесь рабочие очень осознанно подходят к своему образу жизни, потому что тело — их рабочий инструмент. При этом в магазинах половина продуктов — это замороженные полуфабрикаты типа пиццы. Овощи, молочная продукция, мясо есть двух видов — подешевле, но тогда они абсолютно «пластиковые» и безвкусные, и «органические», но они стоят в три раза дороже. После России мы не смогли привыкнуть к вкусу «химических» продуктов, поэтому приходится покупать экоеду, которая обходится нам в копеечку.

Местная фауна очень специфическая — в домах раз в полгода проводят санобработку, чтобы отвадить непрошеных «гостей» — змей и пауков.

— К нам в раковину как-то попал паук размером с детскую ладошку, — говорит Анна. — Мы его быстро поймали и выпустили. А к подруге на забор приполз питон. Зимой мы ездим в кемпинг, вокруг которого пасутся кенгуру — они не боятся людей, потому что их там подкармливают. Они очень милые, но иногда чересчур наглые: один из них как-то просто сунул нос в детскую коляску, унюхав там еду. Недалеко от нашего дома есть роща хвойных деревьев, искусственно высаженных рядами. Когда гуляешь по ней, то на минуту можешь представить, что ты в России. Но потом видишь, как на ветках елок сидят стаи разноцветных попугайчиков, и понимаешь, что нет — ты все-таки в Австралии.




    Партнеры