Как живется в Техасе петербургским нефтяникам

Каково это — знать, что у каждого прохожего есть в сумке пистолет, а в парке на дорожке во время пробежки можно повстречать аллигатора?

6 марта 2017 в 12:04, просмотров: 3267

Жительница Петербурга Екатерина Баглай уже два года живет в Техасе. Она рассказала «МК» в Питере», к чему ей было сложно привыкнуть в США и почему жизнь там подходит далеко не всем русским.

Как живется в Техасе петербургским нефтяникам
Фото Екатерины Баглай

Гетто в пяти минутах от резиденции Буша

31-летняя Екатерина Баглай — геолог, она окончила геологический факультет СПбГУ. В Хьюстон, столицу самого большого американского штата Техас, они с мужем переехали в начале 2015-го, подписав контракт с крупной нефтяной компанией. Екатерина изучает новые нефтяные месторождения, строит геологические модели, а в свободное от работы время изучает нравы и обычаи своей новой родины.

— Как только мы прилетели в Хьюстон, нас встретила специальный сотрудник компании, занимающаяся «адаптацией» работников-иностранцев, — вспоминает Екатерина. — Она возила нас по городу, показывала местные рестораны, магазины, парки. В первый же день, когда мы с ней сидели в кафе, она развернула карту Хьюстона и обвела ручкой небольшую его часть в центре и на западе, объяснив, что за пределы этой территории лучше не соваться: «Там небезопасно». Тогда это для меня прозвучало дико, но я действительно за два года ни разу не была в той части города, где живут бедняки. Там настоящее гетто, туда даже заезжать не хочется на машине, чтобы не оказаться без колес. Кстати, мы сейчас живем в более-менее безопасном районе, но еще несколько десятилетий назад здесь была полная разруха, но потом почти все земли скупили, а район застроили новыми домами. Но и сейчас кое-где можно встретить покосившиеся деревянные хибары, больше всего похожие на наши российские дачи. Там до сих пор живут мексиканские семьи. Некоторые из таких домишек находятся в пяти минутах от резиденции Буша-старшего. Неудивительно, что первое, о чем тебя могут спросить новые американские знакомые, — в каком районе ты живешь. Кстати, второй вопрос: в каком магазине ты покупаешь продукты? Здесь есть жесткое расслоение на элитные супермаркеты, магазины для среднего класса и для бедняков. И если ты обмолвишься, что заехал в мексиканский магазин за молоком, на тебя очень косо посмотрят и могут даже вычеркнуть из списка знакомых.

Жить, не выходя из машины

В первый же месяц своей жизни в Хьюстоне питерцы купили себе дом — оказалось, что купить недвижимость намного дешевле и проще, чем арендовать.

— Цены на аренду здесь космические, а ипотеку нам дали под 2,75 процента годовых, — объясняет Екатерина. — Дом мы искали через агента, в итоге нашли по местным меркам «небольшой» — 260 квадратных метров. Без бассейна, зато в хорошем районе и недалеко от работы: в Хьюстоне часто огромные пробки, многие из моих коллег выезжают из дома затемно в 5 утра, чтобы успеть попасть в офис до пробок. Поэтому местоположение дома очень важно. Причем нам повезло, потому что в 2014 году цена нефти находилась на пике, и дома в Хьюстоне раскупались, а в 2015-м, когда мы приехали, уже не было ажиотажа. Но нам все равно пришлось писать письмо владельцам понравившегося нам дома, в котором мы убеждали их, что мы очень приятная и хорошая пара. Такие письма здесь обязательны и почему-то называются «любовными».

В Техасе невозможно жить без автомобиля.

— На первый месяц компания нам дала арендованную машину, а потом мы купили свою, — говорит Екатерина Баглай. — Здесь это очень просто: приносишь свой рабочий контракт с указанием твоей зарплаты и бонусов — и тебе продают машину без первоначального взноса в кредит под 0,9 процента годовых на три года. В Техасе нет культуры хождения пешком — на многих улицах отсутствуют даже тротуары. Вся инфраструктура подстроена под нужды автомобилистов: не выходя из машины, можно снять деньги в окне банкомата, сдать одежду в химчистку, купить лекарства в аптеке, еду навынос. Причем если у продавца есть обычный клиент, а в это время к окну подъехала машина, то покупателя за рулем он обслужит в первую очередь.

Аллигаторы — как белки

Нежелание техасцев выходить из своих машин объясняется не только ленью, но и правилами безопасности.

— У большинства моих коллег есть пистолеты, — говорит Екатерина. — В офис их проносить нельзя (на дверях висят специальные запрещающие значки), поэтому свое оружие все оставляют в бардачках машин. Хотя по правилам это тоже запрещено. Пистолеты и пули к ним можно купить в любом магазине. Моя американская подруга недавно в восторге рассказала, что при посещении спортивного магазина не смогла удержаться от покупки фиолетового пистолета, потому что этот цвет ей идет. Дочери она купила розовый. По выходным состоятельные хьюстонцы ездят в тиры, где стреляют по мишеням — здесь это очень распространенное хобби. Кстати, в тирах много детей и подростков, им тоже разрешают стрелять. Но в обычной жизни знание о том, что каждый встречный носит с собой пистолет, не дает расслабиться. Например, не будешь лишний раз сигналить подрезавшему тебя хаму — мало ли, что у него в голове! Тем более что стрельба в городе случается почти каждый день — недавно, например, расстреляли соседний с нами дом. К счастью, никто не пострадал. Потом выяснилось, что там приторговывали наркотиками и это был недовольный клиент. Пару недель назад в соцсетях появилось предупреждение — не ходить сейчас на пробежку в парк: какой-то парень на беговой дорожке впал в истерику и приставил себе к виску пистолет. Вроде обошлось.

Кстати, прогулку в парке может испортить еще и аллигатор.

— Их здесь очень много, они водятся в парках дикой природы в черте города, — объясняет Екатерина. — Местные жители их не боятся, считается, что аллигатор не нападает на взрослого человека. Как-то мы гуляли с родителями по дорожке, он выполз из болота и разлегся прямо перед нами. Пришлось нам поворачивать обратно. Хотя мамы с колясками проходят мимо аллигаторов, как у нас в ЦПКиО мимо белок — не обращая на них внимания.

Во всем виноваты русские хакеры

Петербуржцы переехали в Хьюстон не в самое счастливое для нефтегазовой отрасли время — как раз в 2015 году цены на нефть сильно упали, и в компании начались серьезные сокращения, которых не было уже почти 20 лет.

— Нас предупредили за три дня, что грядут увольнения, — вспоминает Екатерина. — Собирались уволить 10 процентов всех сотрудников, было очень нервно. По этажам ходили кадровики с белыми папками и выискивали своих «жертв», приглашая их в кабинеты. На эти дни в офис стянули подкрепление в виде полиции — на случай если у кого-то из уволенных сдадут нервы, оружие-то есть у всех... Для иностранцев, которых в нашей компании немало, увольнение особенно тяжело — по закону в течение трех дней человек должен покинуть страну! А ведь у всех дома, ипотека, машины... К счастью, меня сокращение не коснулось, а сейчас цены на нефть стабилизировались.

Катя и ее муж с гордостью говорят, что они приехали из России. Хотя рядовые техасцы про русских и Россию знают мало.

— Последнее время много говорят про атаки русских хакеров, — рассказывает Екатерина. — У нас на работе даже повесили шутливую картинку — щенок на фоне разодранной им мебели и подпись: «Это все русские сделали!» При этом негатива в нашу сторону я не замечаю. Наоборот, местные приходят в восторг, когда я рассказываю о каких-то реалиях из российской жизни — например, что мне за свое высшее образование не пришлось заплатить ни цента или что декретный отпуск в России длится три года. Они не могут в это поверить, потому что здесь уже через две недели (максимум — пару месяцев) после родов ты должна вернуться на работу, или тебя уволят. А многие мои ровесники до сих пор отдают долги за свою учебу. Еще здесь очень дорогая медицина, и если ты почему-то лишился оплачиваемой страховки (например, после увольнения), то оказываешься без защиты. Цены на лекарства безумные — например, я как-то пришла в аптеку за мазью от аллергической сыпи. По страховке она стоит 7 долларов, а без нее — 270! В Хьюстоне очень много бомжей, практически на каждой улице они подходят к машине и просят милостыню. У большинства из них на табличке написано: «Сделали операцию, страховая не оплатила, пришлось продать дом». Зная местные реалии, я в эту историю верю.

Впрочем, жить в Хьюстоне Екатерине нравится — благодаря хорошо оплачиваемой работе и она, и ее муж, несмотря на все риски, чувствуют себя комфортно.

— У нас интересная работа, огромный дом, мы много путешествуем, ни в чем себе не отказывая, — говорит петербурженка. — Но при этом я понимаю: так, как мы, живет лишь 10 процентов населения США.




    Партнеры